Вин Чунь

Октябрь 1, 2009

0 Комментариев

vin-chun

Эта история полна древними традициями, документальными рассказами о мастерах, невероятными историями и поэтичными легендами. Это мир, многочисленные сверкающие грани которого притягивают своей заманчивой красотой.

В многовековой глубине родилась легенда о девушке с поэтичным именем Вин Чунь, переводимом на русский язык как «Цветущая Весна». Имя нежного юного создания, сравнимого с прелестным цветком, навечно и тесно связано с целым направлением в боевом искусстве, которое носит ее имя — Вин Чунь.

Неполные родословные стиля Вин Чунь-цюань, приводимые в книгах и передаваемые из уст в уста, изобилуют несовпадениями, приоткрывая взглядам учеников лишь отдельные ветви его генеалогического древа, корни которого скрыты в тени веков, а крона теряется в семейных кланах китайских и вьетнамских мастеров, пряча истину под покровом времени.

В давние времена в Китае правила манчжурская династия Цин (1644-1911). Манчжуры в то время составляли лишь 10% всего населения и, чтобы удержаться у власти, они проводили политику кровавых расправ, взращивая страх и злобу в сердцах людей. Коренные китайцы вынуждены были подчиняться несправедливым законам, попиравшим их права и унижавшим достоинство. Для них были закрыты высокие государственные посты, создавались преграды в продвижении по служебной лестнице. Чтобы обезличить китайский народ и духовно опустошить растущее поколение, манчжурские правители запретили занятия боевыми искусствами. Хранителем духовной китайской культуры стал священный храм Шаолинь. Никакие жестокости и запреты не могли сломить дух гордых обитателей Шаолиня. Подобно ветру, разжигающему огонь, несправедливость манчжурских правителей разжигала в их сердцах желание бороться за свободу народа. Монастырь Шаолинь стал центром подготовки народных бойцов для будущего восстания.

К стенам Шаолиня стекались выжившие в сражениях монахи. Манчжурские правители ненавидели монастырь, потому что именно он давал силы народу восставать против несправедливости и насилия, и был символом непокорности и надежды в борьбе против иноземного господства.

Монахи и ученики храма Шаолинь стойко боролись и отражали все нападения правительственной армии, однако труднее всего было устоять против подлости и коварства. В 1810 году группа предателей подожгла Южный Шаолинь, находившийся на горе Цзяляньшань в провинции Фуцзянь, и открыла ворота монастыря отряду генерала Чан Ван Хоа. Манчжуры беспощадно подавили сопротивление, уничтожили сотни монахов и спалили мятежный монастырь дотла.

Лишь немногим из мастеров удалось спастись. К счастью, среди спасшихся была и монахиня Нгу Мэй. Уцелев после кровавой расправы в Шаолине, она скрылась в храме Белого Журавля (Байхэсы) на горе Лун Тай. Нгу Мэй всем сердцем скорбела по разрушенному монастырю и погибшим братьям. Но, несмотря на боль, поселившуюся в ее душе, бесстрашная и мудрая женщина продолжала упорно совершенствовать технику единоборства. Она также не забывала и о манчжурах, которые хотели убить ее, ни на минуту не покидала ее мысль о задуманном новом стиле. Нгу Мэй решила самостоятельно создать более совершенный стиль боевого искусства, взяв за основу шаолиньский комплекс упражнений, который преподавал настоятель Чжишань. После разгрома Шаолиня он перебрался в провинцию Кантон и стал обучать монахов в монастыре «Света сыновней почтительности».

Ученик Южного Шаолиня Янь Сы покинул Фуцзянь и осел в сельской местности Кантона. Его жена умерла, оставив ему единственную дочь, которую звали Янь Вин Чунь, что значит «Вечная Весна». Они поселились с дочерью у подножия горы Тай Лунь, обосновались на новом месте и открыли маленький ресторанчик. Янь Сы набрал группу учеников и начал преподавать боевые искусства. Между тем Янь Вин Чунь выросла и стала красивой девушкой. Только вскоре ее красота обернулась против нее. По старинному обычаю, отец пообещал выдать Янь человека по имени Лян Бак Чон. Но девушка была так прекрасна, что один влиятельный чиновник захотел силой взять ее в наложницы. Янь Сы не мог оказать сопротивление столь богатому и влиятельному господину, и Вин Чунь, не желая становиться его женой, бежала из дома. Единственным человеком, к которому девушка могла обратиться за помощью и поддержкой, была мудрая монахиня Нгу Мэй. Прибежав в монастырь Байхэсы, Янь Вин Чунь поведала монахине о своем горе. Нгу Мэй прониклась сочувствием к девушке, не испугавшейся гнева влиятельного чиновника, и решила взять ее в ученицы. Нгу Мэй увела Янь Вин Чунь в горы, чтобы помочь скрыться и стала обучать ее боевым искусствам.

Рассказывали, что однажды Нгу Мэй случайно стала свидетельницей кровавого боя журавля и змеи. Змея обвила своим телом длинные ноги птицы и пыталась ужалить, а журавль, используя сильные крылья и острый клюв, бил ими змею. Они сражались, стоя на одном месте, нанося друг другу молниеносные и точные удары. Эта сцена была столь впечатляющей, что навсегда отпечаталась в памяти монахини и не оставляла ее в покое. Тренируясь, она стала подражать то ловкой змее, то отважной птице, и вскоре разработала систему боевой техники, соединившей движения журавля и змеи. В течение трех лет эта техника также была передана Янь Юньчунь, любимой ученице Нгу Мэй.

После смерти монахини в 1726 году Янь Вин Чунь продолжала совершенствовать свои тело и душу. Однажды она пошла в лес и услышала грозное рычание хищников. Осторожно раздвинув ветви, он увидела, что сражаются тигр и леопард. Они дрались на узкой тропе в ущелье из-за добычи, лежавшей на склоне горы. Тигр был бесстрашен, мужественен и жесток, а леопард — хитер, ловок и гибок. Оба зверя вынуждены были держаться близко друг к другу из-за опасности сорваться со скалы в пропасть, и применяли короткие шаги, быстрые удары, увертываясь от лап противника.

Это сражение тигра и леопарда натолкнуло Янь Вин Чунь на мысль о создании еще двух стилей единоборств. Когда, вернувшись в храм, Янь Вин Чунь совместила техники змеи, журавля, тигра и леопарда, она поняла, что, наконец, пришло время исполнить заветную мечту своей учительницы Нгу Мэй и создать новый стиль, предназначенный для гибкого и ловкого тела женщины. После долгих исканий была создана совершенная техника, соединившая в себе ценности школы Шаолинь с новыми образами животных. По преданию существует 5 символов этой техники: дракон, змея, тигр, леопард и журавль. Также это соответствует пяти лепесткам распустившегося цветка Мэйхуа, всегда напоминая о первом Учителе, и подразумевает пять основ восточной философии:

Великодушие;

Преданность;

Благопристойность;

Ум;

Вера.

Так же пять состояний бойца:

Твердость;

Мягкость;

Сообразительность;

Спокойствие;

Смелость.

Янь Вин Чунь выработала особый тип нанесения ударов, при котором не требуется большой физической силы. Удар кулаком наносился по прямой от центра груди, а блоки выполнялись в виде подставок и наложений ладоней на атакующие конечности противника. Она создала и новую тактику боя — близко подходила к противнику, лишая его, таким образом, возможности «разогнать» свой удар и воспользоваться превосходящей физической силой, а чтобы сковать передвижения и удары ногами нападающего, она училась особым образом подставлять свои ноги под ноги противника и наносить удары в область голени.

Вскоре Янь Вин Чунь вернулась в отцовский дом, что стоял у горы Лунь Тай. Там она вновь встретила слуг влиятельного чиновника, не оставлявшего надежды сделать ее своей наложницей. Это был первый случай, когда Вин Чунь пришлось применить боевую технику, чтобы постоять за себя, и она без труда победила.

После этого отец с дочерью вернулись в Кантон, где Янь стала женой Лян Бок Чана, ожидавшего ее все эти годы. Вскоре муж стал первым учеником Янь Вин Чунь, и она передала ему все свои знания боевых искусств. Когда она умерла, Лян Бок Чан решил увековечить память о своей единственной и любимой жене, назвав ее именем самую совершенную боевую технику.

Лян Бок Чан передал секреты Вин Чунь человеку по имени Лян Лан Кваю, который сделал своим учеником Хуан Хуабао. Тот был актером гуандунской оперной труппы «Красная Джонка» и часто путешествовал с гастролями в разных частях страны. Благодаря этому однажды он повстречался с учеником имени Лян Эрди. Они подружились и стали обмениваться своими знаниями по боевым искусствам. Примерно в середине XIX века Хуан Хуабао и Лян Эрди покинули актерскую труппу и переехали в Фошань, где обучили аптекаря Лян Цзаня.

Этот человек, из весьма достойной семьи, являлся владельцем аптеки и был хорошо образованным человеком. Дело его процветало, и пациенты были очень довольны его деятельностью. Все свободное время Лян Цзянь уделял литературе и занятиям боевыми искусствами. Но ему не очень нравились стили, в которых упор делался на физическую силу. Он хотел изучить какую-нибудь систему, эффективность которой зависела бы только от техники.

Лян Цзянь позаимствовал все самое лучшее из шаолиньских методов, отбросив их недостатки, а в многочисленных поединках проверил их реальный боевой эффект, за счет чего обогатил и развил Вин Чунь-цюань, усилив его боевые возможности.

Лян Цзянь не имел официальной школы и преподавал Вин Чунь-цюань прямо в своей аптеке. Он посвятил свою жизнь изучению тайн Вин Чунь и достиг столь высокого уровня владения техникой, что среди мастеров и знатоков боевого искусства был удостоен звания «Короля Вин Чунь». Из-за того многие бойцы бросали ему вызов и в ходе многочисленных боев он смог выявить сильные и слабые стороны Вин Чунь.

Лян Цзянь воспитал несколько учеников, в числе которых были и его сыновья Лян Чун и Лян Бик. Среди его учеников был один способный юноша по прозвищу «Ва — Деревянные руки». Это прозвище он получил, потому что его руки были сильными и твердыми как дерево. Часто во время тренировок он ломал «руки» деревянному манекену (мокчжон).

Рядом с аптекой Лян Цзяня находилась лавка по обмену денег. Ее владельцем был Чэнь Ва Шунь по прозвищу «Ва — Меняла», который, зная, что Лян Цзянь был прекрасным специалистом стиля Вин Чунь, хотел поступить к нему в ученики. В то время нельзя было изучить кунфу за деньги, как это распространено сейчас, и Чэнь Ва Шунь глубоко сомневался, что мастер станет его обучать. Поэтому, когда он заканчивал работу, то на цыпочках пробирался к аптеке Лян Цзяна и через щель в двери наблюдал за тем, как тот обучает своих учеников. Лян Цзянь был для него кумиром, и с каждым днем Чэнь Ва Шунь восхищался им все больше и больше. Однажды он собрался с духом и решился обратиться к Лян Цзяну со своей просьбой. Как он и ожидал, мастер деликатно отказал. Это разочаровало Чэнь Ва Шуня, но он не утратил надежды.

Однажды, когда Лян Цзянь отсутствовал, «Ва — Деревянные руки» привел в аптеку Чэнь Ва Шуня. Когда сын аптекаря Лян Чун узнал, что этот человек изучал стиль Вин Чунь, подглядывая сквозь щель в двери, он ужасно рассердился и решил продемонстрировать Чэнь Ва Шуню технику «липких рук» в весьма жесткой форме. Однако тот, не рассчитав своих сил, нанес Лян Чуну такой удар ладонью, что тот упал прямо на любимое кресло Лян Цзяна, да так неудачно, что отломил у него одну ножку.

Испугавшись, что учитель разгневается и накажет их за это, молодые люди решили не рассказывать о своем поединке. И вот когда Лян Цзянь вернулся домой и хотел отдохнуть на своем любимом кресле, оно вдруг перевернулось, и удивленный мастер грохнулся на пол.

Лян Цзянь решил выяснить, что здесь произошло в его отсутствие. Тогда Лян Чун рассказал ему все в подробностях. Выслушав рассказ сына, Лян Цзянь спросил «Ва — Деревянные руки», каким образом Чэнь Ва Шунь мог изучить Вин Чунь. И Ва объяснил, что кое-чему он сам научил его, а все остальное тот сам усваивал, подсматривая через дверную щель. Лян Цзянь попросил Ва найти и привести к нему своего друга. «Ва — Деревянные руки», вспомнил, что обучать без разрешения учителя ему было запрещено, поэтому, думая, что их могут наказать за такое нарушение, он посоветовал своему другу скрыться. Когда «Ва — Деревянные руки» вернулся один, Лян Цзянь был очень удивлен, почему с ним нет Чэнь Ва Шуна. В конце концов, Лян Цзянь догадался, что ученик не правильно его понял. Тогда он объяснил, что хотел всего лишь посмотреть, что усвоил его друг из стиля Вин Чунь и каковы его способности. «Ва — Деревянные руки» этому очень обрадовался, быстро нашел своего друга и привел к мастеру. Оценив талант Чэнь Ва Шуна, мастер сразу же согласился взять его к себе в ученики.

После смерти Лян Цзяня его сыновья Лян Бик и Лян Чун, отправились в Гонконг. Их товарищ — одноклассник, Чэнь Ва Шунь, остался в Фошане и начал обучать стилю Вин Чунь.

Отец Ип Мэна был гонконгским бизнесменом, и сын был вынужден помогать ему. В Гонконге Ип Мэн повстречал Лян Бика и вскоре стал его учеником. Чэнь Ва Шунь перед своей смертью назначил своим преемником Ип Мэна, который начал преподавать Вин Чунь в Гонконге в возрасте 56 лет. Так возникла гонконгская ветвь Вин Чунь-цюань.

Яо Цай передал фошаньский Вин Чунь-цюань Яо Ци, Яо Ци обучил Лян Цюаня. Лян Цюань обучил Лян Гуанманя, который впоследствии стал представителем девятого поколения фошаньского Вин Чунь-цюань.

По мере распространения славы Ип Мэна росло и число его учеников. Особенно уважали Вин Чунь полицейские чиновники. Ип Мэн постоянно говорил своим ученикам:

— Не учите иностранцев!

Первым, кто не последовал этому призыву, был один из его учеников известный киноактер Брюс Ли, который стал преподавать Вин Чунь для иностранцев. Китайские учителя неоднократно пытались заставить его закрыть свою школу. А когда Брюс Ли захотел изучить у своего учителя последние техники из формы с деревянным манекеном «мукчжон» и даже предложил за это купить ему большую квартиру, однако Ип Мэн ответил резким отказом. Поэтому Брюс Ли был вынужден создать на базе Вин Чунь-цюань собственную систему «Путь опережающего кулака» (Джит Кун-до), с добавлением филиппинской техники боя палкой (эскрим) и других не только азиатских, но и западных стилей боя.

Брюс Ли дополнил свою систему, введя в нее удары ногами, броски, а также различные элементы из бокса и борьбы. Собственно Вин Чунь был вскоре забыт, но легенда о связи «Маленького Дракона» и Вин Чунь осталась в умах многочисленных поклонников ушу. На этой волне образовались крупные организации Вин Чунь, особенно в США, Германии и Великобритании.

Современные представления о Вин Чунь связывают с гонконгской ветвью, основанной Ип Мэном, вьетнамской ветвью, основанной Тэ Конгом и китайской ветвью, возглавляемой Лян Гуанманем, за которыми следует целая плеяда мастеров, развивающих это боевое искусство во многих странах мира.

Бразильское джиу-джитсу

Октябрь 1, 2009

0 Комментариев

kano

kano

В 1900 году, школа Кодокан Дзюдо перенесла сокрушительное поражение в соревнованиях против Фусэн Рю дзю-дзюцу. Эта школа специализировалась в НЭ ВАЗА или методах поединка лежа, и благодаря отточенной технике и тактике этого раздела бойцы стиля Фусэн Рю дзю-дзюцу убедительно доказали свое превосходство перед борцами дзюдо, выиграв почти все поединки болевыми и удушающими приемами.

Сам Кано всегда предпочитал бросковую технику. Он понимал значение и необходимость борьбы лежа, но его персональным предпочтением были более зрелищные и амплитудные приемы, которые он заимствовал и переработал из Кито Рю дзю-дзюцу. Свидетельством этого является ранняя программа Кодокан Дзюдо, систематизированная Кано в 1895 году.  Среди технических действий Гокю но Ваза не было ни одного приема борьбы лежа, и вся программа обучения содержала только броски. Отсутствие навыка борьбы лежа и привело к поражению борцов Кодокан в соревнованиях.

Немаловажную роль в этом сыграло и то, что за Кодокан уже не выступали мастера других стилей дзю-дзюцу, как это было в раннее время в известной битве Дзюдо против Тоцука-ха Йошин Рю, когда Кодокан выставил в качестве своих учеников представителей Ошикиучи (Дайто Рю айки дзю-дзюцу) и еще нескольких школ традиционного дзю-дзюцу.

После этого поражения, Кано попросил главу Фусэн Рю дзю-дзюцу мастера Матаемона Танабэ показать ему базовые элементы программы и основные методы этой школы, и, вскорости, обнаружив подобные разработки также в Дзикишин Рю дзю-дзюцу он включил их в программу обучения Кодокан Дзюдо. Считается, что с этого момента Кодокан начал склоняться к борьбе лежа.

В 1914, Всеяпонский чемпионат высших школ, начался в Киото в Имперском Университете. Он стал первым шагом к созданию КОСЭН ДЗЮДО или методам борьбы лежа. Эта форма дзюдо стала настолько популярной и развитой, что в 1925 году, Кано заметил постепенный отход опытными дзюдоками от бросковых техник. Тенденция к акценту на борьбу лежа возникла как у новых студентов, так и у уже опытных мастеров дзюдо, т.к. эффективность этой техники, и, главное простота ее применения против борцов, превосходящих в весе, была очевидной, по сравнению с техникой броска.

В связи с этим правила соревновательного Дзюдо были переработаны и в них были введены особые требования, чтобы все поединки начинались из позиции в стойке, удобной для выполнения бросковой техники. Согласно новым правилам, если один участник соревнований пытался перевести противника в положение лежа просто потянув или повиснув на нем без попытки проведения броска или активного сбивания, его противник автоматически объявлялся победителем.

Несмотря на явное предпочтение бросковой техники, Кано понимал необходимость повышать квалификацию учеников в Косэн Дзюдо, и ощущал острую нужду в специалистах, которые будут серьезно заниматься разработкой этого раздела.

Для этого, Турнир Семи Университетов, который регулярно проводится в Японии по сей день, был освобожден от этих новых правил Кодокан. Студенты Косэн Дзюдо представляли собой элиту борцов, и в поединках, проводимых ими, считалось позорным  подать сигнал о сдаче хлопком или голосом. Удушения и травмы суставов при выполнении болевых приемов были неизбежным концом множества схваток. Конечно, такие жесткие тренировки привели к быстрому росту опыта и мастерства и появлению настоящих профессионалов в борьбе лежа.

После создания Международной Федерации Дзюдо в 1951 году, популярность этого вида борьбы стала быстро возрастать.

В это время руководство Бразильской школы, известной позже под названием Грейси Дзю-Дзюцу решило, что пришло время воспользоваться преимуществом волны популярности Дзюдо для развития собственного направления.

Существующая в Бразилии с начала первого десятилетия 20-го века школа японской борьбы начала свою историю с момента приезда Мицуо Маэда, мастера 4-го дана Кодокан Дзюдо, который к тому времени выиграл более 1000 поединков в странах Америки. Пользуясь поддержкой влиятельного политика Грейси, Маэда стал обучать дзюдо его сыновей, делая акцент на использовании Косэн Дзюдо в качестве основного метода боя.

К 1951 году, они завоевали репутацию сильнейших борцов в Бразилии и стали называть свой стиль «Дзю-Дзюцу семьи Грейси». Это название подчеркивало применение идей мягкости и гибкости в поединке и, в общем, не противоречило концепциям Кодокан, воспринятым ими у Маэды. Также, Грейси заимствовали из дзюдо систему рангов, изменив аттестационную программу по своему усмотрению.

По сути же, их стиль был классическим Косэн дзюдо, в том самом виде, в котором они получили его у Маэды за сравнительно недолгое время обучения. Маэда успел передать только базовые элементы и некоторые продвинутые техники перед своим возвращением в Японию, однако это не помешало сменить название, включив имя своей семьи и присвоить себе и ученикам мастерские степени.

Для завоевания мировой известности, в 1951 году, лучший боец школы Хелио Грейси отправил в Японию официальный вызов на поединок любому представителю Кодокан Дзюдо.

В скорости после получения вызова, Масахико Кимура, чемпион Всеяпонского Чемпионата по Дзюдо 1949 года был послан в Бразилию для проведения этого поединка.

Кимура имел в мире дзюдо устрашающую репутацию одного из сильнейших бойцов. Приехав в Бразилию, он предложил Грейси сразиться со своим младшим ассистентом, проинформировав общественность, что, если Грейси не победит в поединке, он просто не потрудится с ним бороться. После того, как Хелио Грейси выиграл этот матч у юного борца, Кимура официально признал вызов и согласился на бой.

Более 20 тысяч бразильцев, включая президента и вице-президента страны приветствовали Кимуру и Грейси, стоящих друг перед другом. Для того чтобы подчеркнуть значение этого события, семья Грейси провела мощную рекламную компанию, через средства массовой информации сообщив о предстоящем поединке в Европу и Америку.

Как только поединок начался, Кимура мгновенно захватил инициативу, и, не дав Хелио Грейси провести ни одного технического действия мгновенно бросил его на мат. Кимура не стал продолжать преследование и переходить в борьбу лежа, а позволил противнику встать, чтобы провести еще целый каскад эффективных бросков, каждый из которых буквально вбивал того в татами.

Интересно, что, заранее зная о том, что «визитной карточкой» соревновательных поединков Кимуры являются мощные броски, организаторы поединка из семьи Грейси установили необычайно мягкие маты, которые сводили на нет эффективность подобной техники. (Однако вероятно представителям Бразилии было неизвестно, что Масахико Кимура также специализировался в Косэн дзюдо и был великолепным специалистом в разделе борьбы лежа).

Поняв, что из-за этого, Грейси не будет травмирован бросковой техникой так быстро, как ему бы хотелось, Кимура, после очередного броска, поглощенного мягким покрытием последовал за противником на мат и провел удержание. Когда Грейси попытался уйти от удержания, Кимура, воспользовавшись этим движением, захватил его руку в замок и чисто провел болевой прием на локтевой сустав. После небольшой паузы, когда Хелио Грейси отказался сдаться, и попытался продолжать поединок, Кимура вынужден был сломать ему руку, что он и сделал.

Даже после этого, Грейси отказался признать поражение, и тогда Кимура произвел болевой захват головы и шеи. Кровь хлынула из ушей бразильского борца и Кимура, наклонившись к его голове, громко спросил «с вами все в порядке?». Грейси ответил «да», и тогда Кимура по словам очевидцев «стал крушить ему голову, как перезрелый арбуз». После этого, представители семейства Грейси выбросили полотенце, признав позорное поражение.

Поединок длился около 13 минут.

Слава семьи Грейси утихла, и представители этой школы ждали еще 35 лет пока не сделали еще одну попытку завоевать мировое признание для своего стиля дзюдо.

Нужно отметить, что Хелио Грейси отказался признать поражение и выступил с обвинениями против своего брата, выбросившего полотенце. В одном из сайтов есть версия, что представитель Грейси выбросил полотенце после проведения болевого приема на руку, еще до травмы.

Тхэквондо

Сентябрь 30, 2009

0 Комментариев

Тхэквондо является одним из видом корейских единоборств. Наиболее популярен во всем мире спортивный вариант этой системы, хотя существует и боевая ее разновидность. В странах Запада обычно употребляют термин «таэквондо», но в русской транскрипции более правильным считается «тхэквондо» (точно так же надо говорить «тхэккён», а не «таэкион», «даосизм», а не «тао-изм» и т.д.).

В 1910—45 годах Корея была колонией Японии. Колониальный режим выражался, в частности, в целенаправленном подавлении национальных элементов во всех сферах культуры — от поэзии и содержания школьного образования до символики и традиционных боевых искусств. Загнав корейские боевые искусства в подполье на 35 лет, японцы оборвали в большинстве школ процесс передачи духовно-мистической практики,составляющей сокровенную суть любой традиционной школы. Поэтому, когда-в Корее после освобождения от господства японцев началось национальное возрождение, в появлявшихся одна за другой школах преподавали уже только голую технику рукопашного боя.

Как известно, Корея оказалась разделенной на два государства: КНДР на Севере и Республику Корея на Юге. Но и там и там установились репрессивные диктаторские режимы. А тоталитарные режимы всегда и везде не терпят инакомыслия, духовной независимости. Поэтому власти Севера и Юга оказались едины в своем стремлений окончательно пресечь эзотерическую традицию боевых искусств, выхолостить до конца их духовное содержание и превратить в спортивный вид, пригодный для массового физического воспитания. Именно по этой причине в Южной Корее периодически преследовали мастеров хапкидо, кук-сульвон, тхэккён, тансудо, субак и других видов, не вписывавшихся в официальную политику государства. А на Севере (в КНДР) их просто запретили раз и навсегда. История Тхэквандо.

В 1950 году руководители 9-и «новых» школ, возникших после окончания японской оккупации, объединились для создания единого унифицированного стиля. Это были следующие школы: Ёнмуг-кван, Кандог-кван, Мудог-кван, Одог-кван, Санмуг-кван, Ханмуг-кван, Чидог-кван, Чханмуг-кван, Чхондог-кван («кван» по-корейски значит «дворец»). Работу по кодификации нового стиля возглавил 32-х летний генерал-лейтенант Чхве Хон Хи (в западной транскрипции Чой Хонг Хи), руководитель Одог-квана. Поэтому именно его обычно называют «отцом» тхэквондо. Данный термин был введен в употребление с 1955 года, когда генерал Чхве объявил, что унифицированный стиль — «корейское национальное боевое искусство тхэквондо» — создан. . В 1961 году Чхве Хон Хи возглавил созданную им Корейскую Ассоциацию Тхэквондо, а в 1966 он учредил в Сеуле Международную Федерацию Тхэквондо (ИТФ). Но спустя 6 лет, когда генерал Пак Чжон Хи в третий раз стал президентом Южной Кореи, подтасовав для этого результаты выборов, генерал Чхве в знак протеста уехал в Канаду (в город Торонто) и перевел туда же штаб-квартиру созданной им международной организации. На следующий год, в 1973-м, в Южной Корее создали Всемирную Федерацию Тхэ-квондо (ВТФ), которую возглавил Ким Ун Ён. Чтобы подчеркнуть разницу между ИТФ и ВТФ, последняя даже разработала новые комплексы формальных упражнений («пхумсэ»).В Южной Корее начался процесс перехода тхэквондистов из ИТФ в лоно ВТФ. Особенно широкие масштабы он принял после 1984 года, когда стало ясно, что на Олимпийских Играх соревнования будут проводить по правилам ВТФ. Ну, а генералу Чхве и его федерации из-за потери кадров и экономической слабости пришлось идти на поклон к властям Северной Кореи.

Сейчас ВТФ имеет филиалы в 118 странах мира, в том числе в странах СНГ и Восточной Европы. Она насчитывает в своих рядах около 25 миллионов спортсменов, в том числе более полутора миллиона в самой Республике Корея. ИТФ имеет намного более скромные показатели, ее основной «плацдарм» — это КНДР. В остальном мире численность последователей генерала Чхве не идет ни в какое сравнение со сторонниками Ким Ун Ёна. Штаб-квартира ВТФ находится в Сеуле, в огромном центре, известном под названием Куккивон. Кроме того, несколько лет назад появилась еще одна международная организация: Глобальная Федерация Тхэквондо, сведения о которой пока что скудны и противоречивы.

Открытие Куккивона, произошедшее 30 ноября 1972 г., окончательно завершило процесс объединения школ тхэквондо, ибо был создан единый учебный центр, решающий следующие пять основных задач:

1. Официальное присвоение данов и выдачу сертификатов как студентам Куккивона, так и представителям национальных ассоциаций, входящих в состав ВТФ;

2. Подготовку инструкторов и популяризацию тхэквондо во всем мире;

3. Исследование и развитие техники тхэквондо;

4. Ведение хроники рекордов тхэквондо, издание учебников и учебных пособий, выпуск учебно-методических видеофильмов;

5. Техническую помощь всем организациям, связанным с тхэквондо ВТФ.

Общая площадь первого этажа Куккивона составляет 10 тысяч квадратных метров. Помимо главного зала для тренировок, соревнований и экзаменов на присвоение данов, в комплекс Куккивона входят лекционные и тренажерные залы, поликлиника; -кафетерий и прочие необходимые помещения.

В Куккивоне также находятся Штаб-квартира и секретариат ВТФ, и Академия Тхэквондо, отвечающая за научные исследования в этой области и тренировку инструкторов. Зал Куккивона снабжен современным техническим обрудованием, позволяющим проводить соревнования и учебный Процесс на самом высоком уровне, он насчитывает 1800 мест для зрителей.

В этом комплексе стоимостью более миллиона американских долларов проходили Первый и Второй Всемирные чемпионаты, Первое Азиатское первенство по тхэквондо, корейские общенациональные первенства, международные семинары судей и инструкторов, многочисленные демонстрационные и показательные выступления.

Присвоение степеней «дан» находится исключительно в компетенции Куккивона. Тот, кто хочет пройти в Куккивоне экзамен на присвоение первого или получение более высокого дана, должен представить рекомендацию мастера, имеющего квалификацию не ниже 4-го дана, который полностью отвечает за готовность своего «протеже» к экзамену. Но прежде, чем обратиться непосредственно в Куккивон, соискатель дана должен пройти практический тест в любом додзё или клубе перед своим инструктором, либо перед местной аттестационной комиссией.

Следует отметить некоторые особенности аттестации детей и подростков в возрасте до 15-ти лет. Хотя начинать свои занятия тхэквондо дети могут в любом возрасте, к первой аттестации они допускаются не ранее достижения десяти лет. После сдачи соответствующего практического теста ребятам этой возрастной групы присваиваются не даны, а пхумы — с 1-го по 3-й.

После 15-ти лет эти пхумы (снова подтвержденные соответствующими тестами), могут быть заменены на взрослые даны — также с 1-го по 3-й, но пока этот возрастной рубеж не пройден, цвет пояса ученика, имеющего пхум, не целиком черный, а черно-красный. Даны же, начиная с 4-го, могут присваиваться только тем, кому уже исполнилось 18 лет. Ведь для овладения любой ступенью мастерства в тхэквондо требуется не только опыт, но и определенный стаж занятий, который также регламентируется правилами Куккивона. Так, для получения 1-го пхума он должен составлять не менее года.

Благодаря такой системе Куккивон добился того, что обладатели высоких данов являются зрелыми людьми, прошедшими долгий путь в тхэквондо, способными сделать весомый вклад в его дальнейшее развитие. Так, начиная с 6-го дана кандидаты, подавшие заявления на прохождение квалификационных тестов, должны представлять еще и письменные разработки, посвященные одной из следующих тем: развитие техники тхэквондо; философия тхэквондо; методика обучения на основе личного опыта; принципы организационного построения; история тхэквондо. Посмотрите внимательно на таблицу и вы увидите, что сдающий экзамен на. 6-й дан должен заниматься тхэквондо, как минимум, 15 лет. Поэтому то, что многим из обладателей 6-го — 7-го данов еще нет сорока, свидетельствует, что они начали заниматься с детства и посвятили тхэквондо всю свою сознательную жизнь.

Куккивон стремится к тому, чтобы все желающие из числа проживающих за рубежом обладателей данов могли проходить программу специального тренинга на Земле исторической родины тхэквондо. Для этого лишь необходимо заблаговременно письменно обратиться в Куккивон, указав дату своего приезда, предполагаемую продолжительность пребывания, основной предмет тренинга, число тренировок и т.п. На основании этой заявки в Куккивоне составят индивидуальную или групповую программу занятий, найдут для них соответствующее помещение, предоставят инструкторов.

В начале пути, до приобретения первого дана, ученик проходит десять вступительных «шагов» — кып. По мере освоения очередного «кып» меняется цвет пояса ученика. И если первый пояс ученика белый (что символизирует чистоту помыслов), то: затем его последовательно сменяют желтый, синий и красный. За это время обучающийся постигает базовую технику (сначала обыкновенные удары, затем удары в прыжке) и осваивает принятые в тхэквондо ритуалы (учится правильно носить форму, завязывать пояс, приветствовать старших и т.д.). Черный пояс, цвет которого обозначает достоинство, носят мастера . от первого дана и выше.

Аттестация на очередную степень «дан» включает три основных элемента. Во-первых, проводится спарринг (кёруги) между кандидатом и обладателем того дана, на который он претендует. Во-вторых, по желанию аттестационной комиссии, спарринг может дополняться «кёкпха» — упражнениями на разбивание деревянных дощечек, черепицы и т.п., демонстрирующими удары такой силы, которую невозможно применить против людей без серьезного риска для них. Но главный элемент всех программ — это «пхумсэ». Это комплексы формальных упражнений, похожие на японские ката, в которых наиболее точно и ясно раскрывается техника различной сложности. Всего насчитывается 11 типов пхумсэ: Тхэгык, Пхальгвэ, Корё, Кымган, Тхэбэк, Пхёнвон, Сип-джин, Читхэ, Чхонквон, Хансу и Ире. Но поскольку комплексы Тхэгык и Пхальгвэ, используемые для тестирования на ранних уровнях, подразделяются каждый на 8 составных частей, своего рода минипхумсэ, общее число пхумсэ составляет 25. Они различаются не только по сложности, но и по числу движений — от 19-ти до 35-ти.

Все их названия имеют глубокий смысл и являются, в основном, древними или буддийскими, а рисунок движений в этих комплексах таков, что при их выполнении на полу как бы выписывается символ, сходный с названием соответствующего пхумсэ. Так например, все восемь комплексов пхумсэ Тхэгык, что значит «Великий Предел», имеют начертание иероглифа «ван», что значит «король» или «правитель». Слово «Кымган» означает «Алмазные Горы», самое живописное место в Корее, и в то же время «сильный» или «несломи-мый», а схема движений этого пхумэ образует иероглиф «гора» Наивысшее пхумсэ Йрё имеет вид буддийской свастики и означает «единство» или «единая сущность». Проходящий аттестацию выполняет одно пхумсэ, входящее в обязательную программу аттестации на данный уровень, и одно по выбору судей из числа освоенных на предыдущей ступени.

Спарринг в тхэквондо (кёруги) проходит на площадке 12х12 метров в три трехминутных раунда. Перерыв между раундами — 60 сек. Оба соперника имеют электронные жилеты, с помощью которых фиксируются попадания в лицо и среднюю часть тела, а также специально разработанные ВТФ протекторы, состоящие из шлема, «ракушки», прикрывающей пах, наплечников, наколенников и доспеха «хогу», прикрывающего грудь и бока. Оценка ведется как по сумме очков, так и по нокдаунам. Удары разрешаются только в защищенные места, причем любые удары ниже пояса и атака кулаком в лицо не рекомендуются, равно как и атака упавшего соперника. За броски, толчки и атаки коленями делаются предупреждения. Запрещены все виды захватов. При подсчете очков удар ногой всегда имеет первенство над ударом рукой, агрессивное поведение над оборонительным, атака ногой лица над атакой корпуса, а удар в прыжке над ударом из обыкновенной стойки.

Руководители направлений тхэквондо, мало связанных или вовсе не связанных с ВТФ, такие, например, как Джун Ри, впервые в 1973 г. применивший протекторы, или очень популярный в США мастер Хи Иль Чо, открыто критикуют ВТФ за оспортивленный характер соревнований и тренинга, утверждая, что Ким Ун Ён выбросил из слова «тхэквондо» последний слог, низвел его до уровня чисто спортивного единоборства. Сам Хи Иль Чо пропагандирует более реальный стиль, известный советским зрителям по фильму «Лучшие из лучших», в котором он снялся в роли главного тренера корейской сборной по тхэквондо, а его ученики в ролях членов этой команды.

Техника работы с оружием в тхэквондо отсутствует. В отличие от китайского ушу или японско-го кобудо, использующих разнообразные мечи, шесты и т.п., в тхэквондо сделан упор на развитие возможностей человеческого тела, которое само по себе может являться достаточно грозным оружием. Поэтому единственными предметами, которыми пользуются, являются протекторы.

Дзюдо

Сентябрь 30, 2009

0 Комментариев

дзю-до

ДЗЮДО («мягкий путь»), одно из самых известных японских боевых искусств, основанное преимущественно на захватах, заломах и бросках. В отличие от большинства западных видов борьбы, делающих ставку на собственную силу борца, в основу дзюдо положен принцип максимального использования силы противника. Дзюдо представляет собой мягкий, спортивный вариант джиу-джитсу (дзю-дзюцу).

Историческая справка. Корни джиу-джитсу уходят в глубокую древность. Известно, что оно входило в систему боевой и физической подготовки самураев в феодальной Японии. В 1868 в этой стране начались радикальные буржуазные реформы. Бывшие воины, чьей профессией являлась служба у крупных феодалов, остались не у дел, и многие из них стали зарабатывать себе на жизнь, преподавая джиу-джитсу всем желающим. Это искусство было не единой системой, а представляло собой множество стилей и видов рукопашного боя.

В 1882 молодой японский ученый Дзигоро Кано открыл в Токио собственную школу Кодокан («дом постижения Пути»), где начал обучение новой, разработанной им самим системе спортивного единоборства, которую он назвал дзюдо («путь гибкости, мягкий путь»). При этом основной упор делался им на вторую часть названия (до), означавшую не только «путь», но и «понимание жизни». Поясняя особенности своего учения, Кано пишет: «Дзюдо означает Путь мягкости, податливости, или умение уступать во имя конечной победы, в то время как дзюдзюцу олицетворяет собой техническое мастерство и практику дзюдо». Обязательным является принцип: «Максимум эффективности, минимум энергии» («сэйрёку дзэнкё»). Кано рассматривал дзюдо как средство формирования гармонично развитой личности. По мнению Кано, те, кто занимается дзюдо, проходят хорошую физическую и морально-психологическую подготовку. Любой дзюдоист должен уметь выявить сильные и слабые стороны соперника, быть мужественным, проявлять настойчивость в борьбе, с уважением относиться к другим людям.

Дзюдо развивалось в условиях жесткой, порой жестокой конкуренции со стороны других школ джиу-джитсу. Однако вскоре оно получило официальное признание властей, нашло применение в полиции и армии, а через несколько лет вошло в программу физической подготовки средних и высших учебных заведений.Распространение дзюдо в мире началось в 1930-е годы. После Второй мировой войны американские оккупационные власти ввели запрет на боевые искусства в Японии, что приостановило развитие дзюдо. После отмены запрета интерес к дальневосточным боевым искусствам вспыхнул в мире с новой силой.

В 1948 состоялся чемпионат Японии по дзюдо. Вскоре после этого была образована Всеяпонская федерация дзюдо. Международная Федерация дзюдо была создана в 1952, а первый чемпионат мира по дзюдо был проведен в Токио в мае 1956. Уже в 1964 дзюдо было включено в программу Олимпийских игр, проводившихся в Токио, и с тех пор является неотъемлемой частью мирового спорта.

Подготовка дзюдоиста состоит из упражнений для развития силы мышц и подвижности суставов, отработки приемов с партнером и «рандори» – учебных поединков, где проверяются правильность и степень усвоения приемов. Большое внимание уделяется различного рода страховкам – специальным действиям, позволяющим избежать травм при падении.

Традиционно занятия дзюдо проводились на полу, устланном соломенными матами, называемыми «татами». В настоящее время вместо соломы для татами используются современные материалы.

Костюм дзюдоиста («дзюдоги») включает в себя широкие хлопчатобумажные брюки и просторную куртку из той же ткани. Ткань дзюдоги должна быть достаточно прочной, т.к. во многих приемах дзюдо используются захваты за одежду. Куртка дважды плотно подпоясывается матерчатым поясом, концы которого завязываются спереди узлом. Успехи изучающего дзюдо отражаются в присвоении ему все более высоких ученических степеней («кю»), начиная с 6-й (младшая) и кончая 1-й (старшая). В соответствии с присвоенной степенью ученики имеют право надевать пояса того или иного цвета: c 6-й по 4-ю степень – белый пояс, с 3-й по 1-ю – коричневый пояс. Продолжая совершенствоваться, дзюдоист получает 1-й дан (первую степень мастера), а вместе с этим и право на ношение черного пояса. Всего в категории мастеров, обладающих черным поясом, существуют 10 степеней. Успешно выступающие борцы могут рассчитывать максимум на 7-й дан, поскольку более высокие степени присваиваются за административную деятельность и вклад в развитие дзюдо как спорта. Уровень первого дана соответствует примерно мастеру спорта по российской классификации.

Дзюдо в CCCР. Родоначальником отечественного дзюдо является Василий Сергеевич Ощепков (1892–1937). Он родился на Южном Сахалине, который после русско-японской войны был отторгнут от России в пользу Японии. Невольно став подданным японского императора, Ощепков переехал в Киото, где обучался в русской колонии. 29 октября 1911 был принят в знаменитый институт Кодокан-дзюдо, 15 июня 1913 ему был присвоен 1-й дан. Ощепков был первым русским и четвертым иностранцем, получившим степень мастера. 4 октября 1917 Ощепкову был присвоен 2-й дан, и вскоре он создал собственную школу дзюдо во Владивостоке. После установления на Дальнем Востоке советской власти Ощепков обучал первых советских милиционеров и чекистов азам боя, одновременно служил в штабе Сибирского военного округа. Его постоянно посылали за границу, где он не упускал случая пополнить свой арсенал приемов. Ощепков анализировал и дополнял арсенал дзюдо приемами из национальных видов рукопашного боя и постепенно выработал систему, которая впоследствии получила название «самбо». Термин «дзюдо не устраивал руководящий аппарат СССР, и о нем надолго забыли. В СССР о дзюдо заговорили лишь в начале 1960-х годов, когда стали проводиться первые чемпионаты мира и Европы по этому виду спорта. Федерация дзюдо СССР была создана в 1962 – в год проведения первого чемпионата Европы. На Олимпиаде 1964 советская команда по дзюдо была сформирована из спортсменов-самбистов, которые завоевали четыре бронзовые медали (А.Боголюбов, О.Степанов, А.Кикнадзе, П.Чиквиладзе). Первую золотую олимпийскую медаль принес советской команде Шота Чочишвили в 1972 на Олимпиаде в Мюнхене. Затем в Монреале в 1976 олимпийскими чемпионами стали Сергей Новиков и Владимир Невзоров, а в 1980 в Москве – Николай Солодухин и Шота Хабарели. В Барселоне в 1992, уже выступая за сборную СНГ, олимпийское золото завоевали Давид Хахалешвили и Назим Гусейнов. Огромных успехов советские и российские спортсмены добились, выступая на чемпионатах мира и Европы. Победителями и призерами этих соревнований стали Б.Мищенко, А.Цюпаченко, Г.Веричев, С.Косоротов, Х.Тлецери, Н.Ожегин, С.Космынин, Б.Вараев и др. В настоящее время российская школа дзюдо считается одной из сильнейших в мире.

Кунг-фу

Сентябрь 30, 2009

0 Комментариев

кунг-фу

кунг-фу

В самом Китае кунг-фу начали практиковать в монастыре Шаолинь, в провинции Хонань, в центральном Китае. Очевидно, в Китай искусство рукопашного боя было завезено буддийскими монахами из Индии в III или IV столетии до нашей эры. Некоторые историки считают, что в Индию оно попало с приходом солдат Александра Македонского. «Монастырский кулак», как он раньше назывался, не был широко известен а Китае до тех пор, пока, Шаолинь не был разрушен императорскими войсками в 575 году. И лишь только нескольким монахам тогда удалось спастись.

То было тяжелое время. Монахи, развившие движения кунг-фу в форму чередующихся упражнений, обучали своим методам местных жителей, дабы те смогли защищать себя от бесчинствующих феодалов или разбойников, странствующих по дорогам. Эти методы   кунг-фу   скорее   всего   относятся   к   «мягкому» типу; «жесткий» стиль развивался на севере Китая, возможно, в Монголии он намного агрессивнее, эта более атакующий стиль боя.

Как правило, мастера, практикующие северные стили, много внимания уделяют технике ударов и защиты ногами, стремительно атакуют и мгновенно  разрывают дистанцию, применяют удары ногами в высоком прыжке, а также акробатические прыжки и сальто, В то время как мастера юга предпочитают глубокие защитные стойки с широко расставленными ногами, используют удары руками с короткой дистанции, ногами не выше пояса. Возможно, самым известным представителем северных стилей является клан «Eagle Claw» — «Коготь орла». Их техника включает различные удары по глазам,   похожие   на  орлиные,   они  также   очень   стремительно захватывают горло и душат. Родоначальником этого стиля был якобы человек по имени Юй Фей, живший с 1103 по 1141 год, Со своими ударами, захватами и удушениями этот стиль не очень отличается от современного джиу-джитсу. Во времена правления династии Мин (1368 — 1644) Лай Чеюн соединил стиль «Коготь орла» со стилем, который он назвал «Фаан Цы». Это система эффективна своими удивительными ударами руками и ногами, которые  наносятся  в  высоком  прыжке. Всего,  вместе  взятых, возможно, наберется пять сотен различных стилей и систем кунг-фу. Около 400 лет тому назад это искусство проникло на Окинаву, а оттуда в Японию, где оно и стало известно в 1917 году, как каратэ и джиу-джитсу.

Бокс с применением ударов ногами известен также в Таиланде и в Европе, и все же экстраординарные по своей изысканности и утонченности приемы кунг-фу, несомненно, — привилегия Китая. По многим причинам китайцы всегда неохотно раскрывают иностранцам секреты кунг-фу. В последнее столетие немало китайцев иммигрировало в Калифорнию и другие западные штаты, где они часто становились объектом жесточайшего преследования и погромов, учиняемых, как правило, людьми, которые видели в этом дружелюбном, трудолюбивом народе предвестников надвигающейся Желтой Опасности, но, самое главное, жители Америки видели в них лишь дешевую рабочую силу. Китай сам был объектом все более нарастающей эксплуатации со стороны стран Запада, особенно Великобритании.

Начиная с 1870 года, в Китае стали возникать тайные общества, практикующие кунг-фу и другие воинские искусства в надежде, что все это поможет им выдворить иностранцев с их древней земли.

Ученикам внушалось, что те из них, кто сможет освоить кунг-фу, будут в состоянии преодолеть все на своем пути, и святая ярость охватывала сердца этих молодых парней, верящих в то, что они сильнее иностранных бомб и пуль, что они смогут победить своих врагов голыми кулаками и стремительными ногами. Некоторые инструкторы доходили порой до полнейшей бессмыслицы, убеждая своих учеников в том, что пули не смогут нанести их сильным телам никакого вреда. Все это привело к тому, что в начале столетия тысячи молодых китайцев бросили вызов развитым промышленным державам, включая Англию и Америку. Это событие получило название «Восстание боксеров». И, конечно же, все они погибли в неравных схватках.

Карате

Сентябрь 30, 2009

0 Комментариев

karate

С давних времен Окинава является универсальным полигоном, для создания максимально эффективного искусства боя невооруженного человека. Таким искусством стало ОКИНАВА ТЭ. В морских просторах, на середине пути между китайским островом Тайвань и Японским островом Кюсю, в 800 километрах от материка раскинулась гирлянда небольших островов — архипелаг Рюкю (Нансей), площадь его всего 2,5 тыс. кв. км и почти половина приходится на самый большой остров — Окинаву. Слово Окинава буквально означает — «веревка на горизонте», и этот суровый остров действительно своим видом напоминает завязанную в узел веревку, брошенную в море. Об Окинаве известно было сравнительно мало вплоть до 1945 г., когда остров стал местом тяжелых боев между Японией и США в конце второй мировой войны. Если представить Японию, Корею, Тайвань, Филиппины в виде раскрытого веера, то Окинава придется как раз на его середину, поэтому до последнего времени, даже когда военные времена ушли в прошлое, остров Окинава остался крупнейшей американской военной базой в Юго-Восточной Азии, и основная причина этого состоит в том, что Окинава занимает очень важное стратегическое положение. Сейчас чтобы покрыть расстояние от материка (Китая) до Окинавы нужно всего лишь несколько часов, а раньше пользуясь ветром и течением, доплывали за 3-5 суток. Все это делает понятным роль положения острова Окинава. Население архипелага, этнически тяготеющее к японцам, до сих пор сохраняет свою этнографическую специфику. Окинавцы — не японцы и не китайцы, однако подлинная история происхождения коренных жителей этих островов остается неизвестной. Тот факт, что Окинава находится недалеко от Китая, имеет важнейшее значение при рассмотрении вопроса об истоках развития Окинаватэ. Благодаря этому обстоятельству послы, купцы, монахи путешествовали в континентальный Китай. В результате такого обмена окинавцы могли познакомиться с различными аспектам китайской культуры, в т.ч. с китайскими боевыми искусствами того времени.

Средние века

Из древнейших литературных источников,в частности Дадао бицзи (Записки большого острова), известно, что развитие отношений между Китаем и Окинавой было налажено уже в 6 веке н.э. (период имперской династии Сун), а своего пика достигло в середине 15 века во времена правления Окинавской династии Се. Развитие боевых искусств на Окинаве того времени шло в 2-х направлениях: цюань фа (китайские системы боя) и то дэ (окинавские боевые искусства).

Оккупация японией

Однако 1609 г. приносит конец отношениям между Окинавой и Китаем, от которых Окинава получала экономическую и культурную пользу. Глава южно-японского клана Сацума, Шимадзу Иехтса с разрешения японского императора, с 3-мя тысячами самураев, вооруженных пушками, на ста кораблях осуществил захват Окинавы. Это был конец Окинавской независимости и начало сложного покорения архипелага Рюкю. В 1610 году Шимадзу издает множество запретов и указов. Население Окинавы облагается жесточайшими налогами и подвергается дискриминации. Однако, один из запретов, неожиданным образом для захватчиков, оказал мощный стимул для развития окинава тэ. Речь шла о запрете не только на ношение и хранение, но и на владение каким-либо оружием, а также на занятия боевыми искусствами вообще, под угрозой смертной казни. В ответ на это, все тайные общества цюань фа и то дэ в 1629 г. объединились в единый союз против японских оккупантов. Следствием этого является создание нового смертоносного искусства, которое возникло как комбинация всех существующих концепций, названное просто ТЭ, а позднее ОКИНАВА ТЭ. В постоянных схватках с самураями вооруженными не только холодным, но и огнестрельным оружием (португальскими мушкетами) оттачивали бойцы Окинаватэ свое искусство, в обстановке полнейшей секретности проводилось обучение и подготовка. Официальные японские законы той эпохи гласили: «Если лицо низшего сословия, такое как горожанин или крестьянин, будет виновно в оскорблении самурая речью или грубым поведением, его следует тут же зарубить» Было введено понятие — «та меси гири» (проба меча) дающее право опробовать меч на голове любого простолюдина. В ответ на это, в столкновениях с самураями Окинаватэ приобретает ужасающую славу, провозглашая кардинальный принцип — «иккэн охиссацу» (убить одним ударом). Мастера Окинаватэ тайно посещают Китай и задерживаются там годами, изучая наиболее эффективные стили и побеждая самых известных мастеров. Постоянное реальное усовершенствование системы, секретность и нелегальность становятся сопровождающими признаками Окинаватэ вплоть до начала ХХ века, хотя официальная оккупация клана Сацума заканчивается в 1875 г., когда Окинава признается составной частью Японии, а ее население приобретает все гражданские права и свободы.

19 — 20 век

В годы Мейдзи (1867-1912) Японским правительством был издан указ о мобилизации, в т.ч. и на Окинаве. В школах проводились медицинские осмотры, и врачи были поражены увидев, что занимающиеся Окинава тэ юноши резко отличаются от других учеников прекрасной физической подготовкой. В связи с этим в 1901г. на Окинаве в педагогическом училище и в одной из школ г.Сюри были введены уроки Окинава тэ. Таким образом, благодаря истории своего развития Окинава стала универсальным полигоном для создания максимально эффективного искусства боя невооруженного человека.

Окинава Тэ — «рука Окинавы» — стиль староокинавского каратэ, возникший в 16 веке. Высшим достижением стиля стала школа Синдо Рю -«путь истины», самая закрытая и наиболее жесткая в каратэ. В наши дни из-за гигантского наплыва спортивных стилей каратэ окинаватэ, и прежде себя не рекламирующее, ушло в тень. В боевых искусствах сложилась классическая ситуация. Как только какое-то из них становится популярным, так сразу же приходят сотни и тысячи подражателей и начинают делать на этом бизнес, выдавая вместо искусства суррогат.

Сейчас на Окинаве существует лишь одна фамильная школа боевого староокинавского каратэ и кобудо — «Синдо-рю» (ее название можно перевести как «Школа истинного пути»), возглавляемая 68-летним Сэнсеем Ханаширо Найто.

Отличительная черта школы «Синдо-рю» — проведение боев в полный контакт, без каких-либо защитных приспособлений, по традиционным староокинавским правилам поединка «ури куми го», по которым запрещенными являются только удары по глазам и разрешается любая техника. Делается это потому, что только жесткий, реальный поединок позволяет по-настоящему оценить эффективность усвоенной на тренировках техники и проверить силу духа бойцов. Для того чтобы избежать травм, применяются специальные методики подготовки, разработанные в течение столетий и позволяющие ученикам через полтора-два года тренировок успешно участвовать в таких поединках без ущерба для своего здоровья. Причем методики не получают широкого распространения и практически неизвестны даже знатокам боевых искусств, так как это основное богатство эзотерической системы фамильной школы.

Глава школы Ханаширо Найто всячески препятствует широкому распространению окинаватэ, желая сохранить чистоту стиля. Вот как он это объясняет:

«Сейчас уже ни для кого не секрет, что легализация каратэ и его широкое распространение началось только в ХХ веке, благодаря усилиям нескольких окинавских мастеров — Гичина Фунакоши, Мабуни Кенва, Мияги Тедзюна. Странно только, что за всю историю развития каратэ на Окинаве — а это, по самым скромным подсчетам, не менее семисот лет — «великих» мастеров упоминается не более двух десятков, а за последние пятьдесят лет количество людей, претендующих на это звание (8-й дан и выше), уже превысило тысячи. Видя это, около двадцати пяти лет назад Федерация Окинава-тэ приняла решение, запрещающее производство учебных фильмов и книг по направлению окинаватэ, также посторонним запрещено присутствовать на тренировках в школе. Думаю, хотя бы таким образом мы сможем сохранить чистоту окинаватэ…»

Армейский рукопашный бой

Сентябрь 30, 2009

0 Комментариев

Армейский рукопашный бой представляет универсальную систему обучения приёмам защиты и нападения, которая вобрала в себя всё лучшее из арсеналов единоборств мира. Этот вид спорта зародился в Воздушно-десантных войсках. На базе Воздушно-десантной дивизии в 1979 году в городе Кишиневе в спортивном комплексе «Динамо» прошел первый чемпионат, а с 1981 года стали ежегодно проводиться чемпионаты Воздушно-десантных войск по армейскому рукопашному бою.

Этот вид спорта при максимальном техническом арсенале ударов ногами, руками и борцовской техники является одним из самых эффективных и жёстких видов спортивных единоборств. Но в то же  время, благодаря надёжным защитным средствам экипировки и продуманным правилам ведения поединка, до минимума сведена вероятность получения травм. Ввиду своей зрелищности он завоевывает всё больше и больше поклонников во всем мире.

Универсальность подготовки рукопашников, зрелищность поединков, надежная защитная экипировка и понятное судейство сделали новый вид спорта популярным среди военнослужащих. Это позволило провести в 1991 году в городе Ленинграде первый чемпионат Вооруженных Сил, определивший пути и направления развития АРБ. Учебно-методической базой развития АРБ стал Военный институт физической культуры (ВИФК). На кафедре преодоления препятствий и рукопашного боя проходят обучение основам АРБ будущие специалисты физической подготовки и спорта Вооруженных Сил и силовых структур Российской Федерации, стран СНГ, ближнего и дальнего зарубежья. В центре рукопашного боя готовятся инструкторы, повышают квалификацию тренеры и судьи. Научно-исследовательский центр занимается разработкой и изданием наставлений, учебников и методических пособий по рукопашному бою.

До 1994 г. этот вид спорта обладал статусом военно-прикладного и культивировался в армейских спецподразделениях. В 1995 г. была основана Всероссийская общественная организация «Федерация армейского рукопашного боя России». Благодаря самоотверженной работе С.Н. Перникова и руководителей региональных отделений ФАРБ России, армейский рукопашный бой стал лидером среди спортивных единоборств и считается по праву самым популярным среди детей и молодёжи

Правила соревнований по АРБ 1995 года дополнялись и изменялись в 1997 году. Сегодня соревнования проходят по переработанным с учетом предложений ведущих специалистов АРБ в 2003 году правилам.

Вот некоторые положения этих правил:

• К участию в соревнованиях допускаются только лица прошедшие медицинский осмотр не ранее чем за 10 дней до начала соревнований.

• К детско-юношеским соревнованиям допускаются участники в возрасте от 10 до 17 лет в 15 весовых категориях. • Мужчины соревнуются в 7 весовых категориях.

• На соревнованиях используется следующая экипировка: кимоно, борцовки-футы с защитой пятки и подъема стопы, накладки на голень, раковина на пах, защитный жилет, перчатки-краги, шлем с металлической решеткой.

• Бой длится 2 минуты у подростков, юношей и юниоров, 3 минуты у мужчин.

• Оцениваются такие технические действия, как: удары руками, удары ногами, броски и болевые приемы.

• К запрещенным приемам относятся: нанесение ударов пальцами в глаза; проведение удушающих захватов и болевых приемов на шею, позвоночник, кисть, стопу; прыжки ногами и топающие удары по лежащему сопернику; удары в пах, шею, по суставам ног и рук, затылку и позвоночнику; болевые приемы в стойке; захват за шлем или решетку шлема.

• Победа присуждается: по очкам (решением боковых судей), за явным преимуществом (нокаутом, двумя нокдаунами, болевым приемом, в случае отказа или дисквалификации соперника).

Академик Амосов: тренировка и детренированность человека

Сентябрь 26, 2009

0 Комментариев

«Самое удивительное в организме — способность приспосабливаться к изменению мира и самого себя. Меняется среда — и меняются ответы, подчиняясь требованиям инстинктов сохранить жизнь, дать потомство, способствовать существованию стаи и даже совершенствованию вида. Это у животных.

Механизм приспособления — тренировка и детренированность. Это явление обеспечивает нам запоминание и забывание, иммунитет и наращивание бицепсов, лежит в основе воспитания, образования, здоровья и даже влияет на эволюцию. Я преклоняюсь перед ним и просто не могу не остановиться подробнее.

Суть тренировки — это изменение функции в зависимости от… самой функции.

Для объяснения не обойтись без графиков. На графике показана характеристика: «раздражитель — функция» для клетки (органа или организма) в зависимости от уровня тренированности. На кривых видна зависимость между силой раздражителя и возрастанием функции. Точка А на схеме — величина функции, которую организм в состоянии покоя требует от клетки. Для детренированной клетки — это почти предел нормального режима. Для средне тренированной имеется трехкратный резерв, а при высокой тренированности — шестикратный. Точка Р — некоторой силы раздражитель. Для детренированной клетки — это предельная величина. Сильный внешний раздражитель для детренированной клетки (органа или целого организма) вводит ее в патологический режим, а для тренированной — это нормальная интенсивная работа. Почему эти характеристики переходят одна в другую, в результате упражнения или покоя? Вес дело, оказывается, в белке.

Тренированная клетка с высокой характеристикой имеет большую массу функционального белка, она гипертрофирована. Детренированная, наоборот, имеет малую массу, Она атрофичная и выдает, соответственно, малую функцию.

Биохимики открыли, что молекула белка в живой клетке обречена на распад, исчезновение. Если молекул много, то в единицу времени обязательно распадается определенная их часть. Как у радиоактивных веществ есть период полураспада, за время которого половина атомов переходит в другое состояние, так и с белком: тоже период полураспада, и за его время половина молекул данного белка в данной структуре распадается до аминокислот. Параллель с изотопами продолжается: одни белки «короткоживушие» — у них период полураспада несколько дней и даже часов, другие — «долго-живущие», их период исчисляется месяцами. Например, есть белки сердечной мышцы, у которых этот период 10 дней. Это значит, что через 10 дней из 100 граммов такого белка останется 50, еще через 10 дней — 25; потом — 12,5 и т. д. Это распад. Но жизнь — это обмен веществ, постоянное образование новых молекул, в том числе и белковых. Синтез новых молекул призван восполнить распад «старых», чтобы поддержать массу белка, обеспечивающего данную функцию. К примеру, сокращение сердца или выделение гормона в кровь.

Молекулярная биология сравнительно недавно разобралась в тонких механизмах синтеза. Они сложны, и здесь мне не описать их в подробностях.

Суть в том, что структура каждого вида белка (а их в организме тысячи) заложена в одном структурном гене («один ген — один белок»). Новые молекулы белка синтезируются в два этапа. Сначала сличается копия с нужного гена — получают молекулу «информационной РНК» (рибонуклеиновая кислота). Она направляется в специальный органоид клетки — рибосому, и там на ней собираются новые копии — это уже будут молекулы белка. Оказалось, что копирование идет не непрерывно, как распад, а порциями и что порции выдаются только при специальном запросе в «центр» (в ядро клетки, где находятся гены) со стороны «периферии», от тех частей клетки, которые «работают», осуществляют непосредственную функцию. Сколько напрягаешься, столько и получишь… новых молекул белка.

Таким образом, обмен веществ — соотношение распада и синтеза — не тот процесс, что идет автоматически, в него включена ФУНКЦИЯ.

Представим два случая. Первый: функция не напряжена, структурная единица клетки работает слабо. Запросов в «центр» мало, синтез идет редкими порциями. А распад продолжается своим чередом: чем больше масса белка, тем больше молекул распадается в единицу времени. (Когда 100 граммов белка — за 10 дней распадается 50, а когда 10, то только 5 — это очень важно!) Если масса была большая, распад, превысит скорость синтеза, а количество белка будет уменьшаться. Раз уменьшается масса, ослабевает функция. Такая малая нагрузка в настоящее время ведет к уменьшению возможностей для интенсивной деятельности в будущем. Идет процесс детренированности, развитие атрофии.

Второй случай: клетка с малой массой белка, малыми функциональными возможностями, начинает напряженно работать, допустим, от сильных внешних раздражителей. Количество запросов на белок в «центр» будет велико, и соответственно ускорится снятие новых копий. Синтез будет обгонять распад, масса белка увеличится, и соответственно возрастет функция. Это гипертрофия, а процесс называется «тренировка».

Тренировка и детренированность — универсальные процессы в любых клетках — мышечных, нервных, железистых. Разумеется, возможности изменения их пассы неодинаковы. Мышечное волокно при тренировке во много раз увеличивает свою массу, а тело нервной клетки возрастает незначительно. Это зависит от специфики функционирующих в клетке структур. Мышечная функция связана с переработкой большого количества энергии, а нервный импульс энергии несет очень мало. Массивных структур для него не нужно. Таков механизм изменения рабочих характеристик клетки, органа и целого организма под влиянием изменения нагрузок.

Скорость процессов тренировки и детренированности зависит от свойств белков, которые обеспечивают функцию. Если белки «короткоживущие», то тренировка и детренированность развиваются быстрее, если «долгоживущие» — медленнее и, видимо, в меньшем объеме. Это тоже важно заметить, потому что есть в организме ткани, выполняющие поддерживающую (скелетную) функцию, для них тренировка второстепенна. И, наоборот, мышцы должны быстро приспосабливаться к изменениям жизни и условий, поэтому должны обладать большими возможностями к тренировке.

«Количество здоровья» (а это и риск болезни) можно измерить диапазоном нагрузок и условий, в которых поддерживаются нормальные показатели всех функций. (На кривых графика это соответствует нормальному режиму.) Здоровье определяется «резервными мощностями» органов, а это добывается тренировкой.

Простой пример: в состоянии покоя сердце выдает 4 литра крови в минуту. При нагрузке у детренированного — 6 литров в минуту, у спортсмена — 16-20. Соответственно «резерв мощности» — 1,5 или 4-5-кратный. Даже при сильных раздражителях сердце спортсмена работает в режиме нормальном.

Ну а старение? Как и детренированность, оно выражается в снижении характеристик клеток и органов (нижняя кривая на графике), когда они легко впадают в патологический режим даже при небольших нагрузках и ухудшении условий. Как считают большинство ученых, причина старения — в накоплении помех. Вопрос: где, когда, какими механизмами? На это существует много гипотез. Вот главная суть, без деталей. Помехи локализуются в рабочих частях клетки (митохондрнях, лизосомах оболочках, протоплазме). Они представлены молекулами измененного белка или конгломератами других неактивных молекул разного происхождения. Помехи замедляют все химические реакции, это выражается в снижении характеристик.

Изменения касаются главным образом генов. Это выражается прежде всего уменьшением скорости синтеза белка, а следовательно, понижением способности к тренировке. При этом обычные жизненные нагрузки уже не обеспечивают нужной тренированности, характеристики понижаются, болезни приближаются. Кроме того, изменение генов ведет к продукции «некондиционных» белков, которые сами становятся помехами.

Возрастные изменения неравномерно поражают разные ткани и системы организма. В результате нарушается гармония отношений и может иметь место даже «вражда» тканей. Пример — чрезмерное разрастание соединительной ткани в некоторых органах или реакция иммунной системы на собственные белки.

Так или иначе, снижаются функциональные характеристики органов, одних — первично (помехи), других — вторично, от нарушения отношений. В результате развиваются болезни. У стариков они опаснее, потому что защитные и компенсационные механизмы, обеспечивающие самоизлечение, заторможены помехами. Например, подавлен иммунитет к микроорганизмам или опухолям…

Получается так, что старение — фатальный процесс, спастись нельзя. То, о чем фантазируют геронтологи, — об удалении помех, пока нереально. И в будущем надежд мало, потому что помехи разнообразны и трудноуловимы. Старение — процесс с положительными обратными связями, двигается как лавина, все ускоряясь. Поражение одного органа ускоряет старение другого, третьего, те, в свою очередь, вредно действуют на первый и т. д. Четвертый и пятый (да и сами первые три) пытаются бороться, включая механизм компенсации (через тренировку), они несколько замедляют процесс, но остановить не в состоянии. Этим старение отличается от любой болезни, когда защита срабатывает и часто побеждает.

Мне не нравится пассивная позиция. Спастись от старости нельзя, но отдалить можно. Полагаю, что значительно. Природа не столь жестока, чтобы в семьдесят лет отправлять на тот свет. Она сама задерживает старение включением механизмов приспособления на уровне клеток, органов и центральных (но не произвольных) регуляторов, как пишет Владимир Вениаминович Фролькис. Старение можно еще замедлить, если прибавить «высшую адаптацию» через разум, управляющий поведением.

Рассуждения такие. Нужно сохранить гармонию всех функций организма. Если сказать проще, выработать себе такой режим жизни, чтобы обеспечить все функции на отрезке нормы. Как видно на графике, у детренированного только малые раздражители обещают норму, а у тренированного даже значительные внешние воздействия еще не вызывают патологии.

Что это значит — создать режим жизни? Первый вариант — построить жизнь так, чтобы все виды раздражителей не выходили за пределы нормального отрезка характеристики. Например, можно жить в полном покое, оберегать себя от любых внешних воздействий и собственных нагрузок. Но и это не может спасти — трудно предусмотреть случайные перегрузки, например, грипп. Кроме того, при отсутствии тренировки по мере старения характеристики закономерно падают, и даже малые раздражители будут вызывать патологию. Болезни догонят и доконают.

Другой вариант: тренироваться, пока здоров, чтобы поддерживать характеристики хотя бы выше средних. Тогда обычные жизненные невзгоды и перегрузки еще не будут вызывать болезней. Но есть одно «но». Для того, чтобы поддерживать достаточный уровень тренированности, старику нужно тренироваться больше, чем молодому. Это определяется все тем же накоплением помех. Синтез белков замедляется, а распад сохраняет прежние темпы. Нужно больше напрягаться, чтобы сохранить необходимый объем функционального белка. Притом напрягаться разумно — перегрузки для организма вредны, тем более для старого.

Итак: «режим ограничений и нагрузок» — то, что я давно пропагандирую. Он должен бы не только сохранить здоровье, защитить от болезней, но и замедлить процесс старения. В последнем нет стопроцентной уверенности, не будем поддаваться самообману. Но основания для надежд есть. Дело в том, что накопление помех резко ускоряется в процессе болезней, когда нарушаются функции органов, смещаются показатели гомеостаза. следовательно, страдают процессы самоочищения клеток. Впрочем, за это говорит только логика и наблюдения долгожителей, как правило, редко болевших в жизни.

Философия режима противоречит старому представлению о необходимости все большего щажения и покоя по мере старения. Люди рассматривают здоровье как некий основной капитал, выданный при рождении. Чем меньше будешь работать, напрягаться, тем на дольше его хватит. В действительности все наоборот: по мере тренировки капитал не расходуется, а возрастает. По крайней мере до определенного предела. Элементы режима я только перечислю, без подробностей — просто надоело писать на эту тему.

Первое и второе места в нем делятся между физкультурой и правильным питанием. На третьем стоит закаливание, а может быть, аутотренинг и сон. Зависит от особенностей психики.

Основной вопрос: сколько и чего. Чтобы достаточно и нелишку. Определить это непросто.

Во-первых, цель. Если нужно поддержать здоровье молодому, то на первом месте физкультура, — будешь сильным и красивым. Питание не так уж важно. Лишние пять килограммов не повредят.

Если ты интеллектуал и уже староват, то самое важное — сохранить разум. Сами нервные клетки стареют медленно, если их упражнять. Все дело в сосудах. Поэтому война со склерозом — на первой линии. Факторы риска для него известны: избыточное, питание, курение и гипертония. Не будем преувеличивать научность этих утверждений, но считаться с ними следует. Курение — это просто. Нельзя — и все. А вот вопрос питания гораздо сложнее. Мне не удалось найти убедительных научных материалов, сколько и чего надо есть. Нормы веса, толщина жира под кожей, число калорий, ассортимент блюд — во всем крайний разнобой. Одно твердо известно: если детенышей держать впроголодь, но давать белки и витамины, то животные вырастают тощие и мелкие, но очень активные (Мак-Кеи и другие). И — живут на 30-40 процентов дольше средней нормы. Однако если взрослую крысу посадить на такую диету, то прибавка к возрасту уже небольшая. Другой факт: развитие склероза связано с повышением в крови липидов и их комплексов с белками. Существуют даже возрастные нормы этих продуктов, будто они записаны в генах, так же как и повышение кровяного давления и содержание сахара в крови.

Все это наводит на мысль, что для профилактики склероза надо быть предельно тощим и не есть жиров, что я и делаю уже два десятка лет. Вот результат: содержание в крови холестерина и других жироподобных веществ — на уровне 30-летнего возраста. Проверяйся уже четыре года в квалифицированной лаборатории. Так же и с кровяным давлением и содержанием сахара. Никакие возрастные нормы, разрешающие повышение всех этих показателей, на меня не подействовали. (Скажем осторожно: пока не подействовали.) Смешно сказать: есть даже нормы для уменьшения роста. В энциклопедии написано, формула приведена. Мне полагалось укоротиться на три сантиметра, И этого тоже, слава богу, не произошло, рост и так маловат.

Разумеется, кроме ограничения в еде, нужны и другие компоненты режима — физкультура, закаливание. Они тренируют не только мышцы, но и сосуды. Все вместе позволяет держаться.

Нет, я совсем не хочу выдавать желаемое за действительность. Да, не чувствую старения. Но это не значит, что где-то в телесной глубине не зреет заговор, который все сметет. Увы! Помехи накапливаются, белки тают, как снег, и функциональные характеристики закономерно опускаются.

Но нет выбора; режим позволяет получать удовольствие от жизни. Впрочем, не следует преувеличивать тягот режима. С физкультурой я уже сжился, она стала потребностью. Не голодаю. Если не ем пирожных, зато хлеб и картошка без масла кажутся очень вкусными, Но я не педант, в гости хожу и ем все.

Вернемся к механизмам старения. Гипотезу о помехах я бы хотел дополнить детренированностью в результате изменения поведения. Может быть, вообще ведущим фактором (до некоторого возраста) является психология, а не физиология? Обсудим это положение.

Для того чтобы быть здоровым и продлить активную жизнь, нужно напрягать волю: делать упражнения, ограничивать себя в еде, мерзнуть, управлять сном Чем человек старше, тем строже должны быть ограничения, тем больше нужно волевых усилий. Но для напряжения нужны стимулы, желания. Стимулы — из чувств. В молодости сильна биология: лидерство, другой пол. Обычно главным направлением стимулов является труд и общество, но кое-что остается для режима В старости, или, скажем осторожнее, в пожилом возрасте многие потребности ослабевают, но две вредные остаются: поесть и отдохнуть. Результат этого — дефицит стимулов для труда и для режима. А требуется их больше, потому что вся машина работает с помехами, для поддержания тренированности нужно напрягаться и напрягаться… В это время предлагают пенсию: расслабляйся сколько хочешь. Вот и детренируются все функции, и прежде всего воля. Мода на старение тоже помогает: все пожилые идут на пенсию, все тепло одеваются, все полнеют, любят поесть и ходят медленно. «Я — как все».

Потребности, чувства, стимулы — это все отражается в коре мозга активностью нервных структур (моделей). Она снижается опять-таки из-за накопления помех. Чтобы противостоять деградации, нужны высокоактивные модели в коре (нейронные ансамбли, натренированные постоянным использованием). Таковыми могут быть или идеи, или заботы. Заботы обычно основаны на инстинктах — голод, опасности, семья, никто не помогает. Тогда человек себя не щадит, и для расслабления времени нет. Однако такие напряжения с плохими результатами и большие лишения не способствуют долголетию. Несчастья старят.

Мысли, творчество, увлечения идеями — много лучше. Прежде всего, это интенсивная деятельность мозга. Его нейроны — наиболее тренируемые клетки. Это свойство остается до глубокой старости, если склероз мозговых артерий не нарушит их питания. Правда, количество нервных клеток немного уменьшается, но это не беда. Их достаточно и половины, если упражнять.

Конечно, высокую активность корковых моделей можно целиком направить на полезное (или бесполезное) дело н полностью пренебречь режимом. Выигрыш все равно будет («Умные живут дольше»), но телесная старость возьмет свое. Склероз сосудов закроет для разума краны энергии. Поэтому часть активности от идей обязательно нужно направить на режим и поддерживать его со всей строгостью. Вот тогда старость отступит. Должна отступить! К сожалению, режим не дает видимого приятного эффекта. Поэтому большинство даже разумных людей предпочитают тратить свою энергию на «дело», а здоровьем пренебрегают. Медицина в этом тоже повинна: она все еще проповедует для стариков покой, питание и тепло, а не наоборот.

Жалко, что никто не проверил значение психического фактора в телесном старении. Геронтологи ограничиваются ссылками на художников и ученых, сохранивших интеллект и энергию до преклонного возраста. Увы, на крысах это проверить нельзя.

Может быть, мои дополнения (детренированность) к гипотезе старости, основанной на «накоплении помех» и адаптации к ним, — вздор? Не могу доказать противного. После моих книг и газетных статей получаю много писем — старики хвалят «режим», говорят — помолодели. Но это все в 60-70, очень редко — в 80 лет. Такой возраст и без режима встречается достаточно часто. Некоторые люди медленно старятся в силу хорошей наследственности. Поэтому пока нет чистоты опыта, нет статистики, доказывающей замедление старения в результате ограничений и нагрузок. Нужны специальные исследования, но нет надежды, что будут… Ученые-геронтологи сами стареют «по моде», и экспериментировать с большими ограничениями не хотят.

Каков же все-таки биологический возраст человека? Ученые не могут определить достоверно. Покойный профессор Урланис на основании анализа демографических статистик определил его: для мужчин — около 85 лет для женщин — немного подольше. Не очень доказательно, поскольку сюда включились и «мода» и психология. Хотелось бы выжать из природы побольше. Житейские наблюдения показывают: до 70-75 — нормальные люди, после 80 — уже явные старики, быстро дряхлеют. Получается, что Урланис прав… Но никто неизвестных мне таких людей не соблюдал режима с молодого возраста. Живут за счет генов.

Перечитал, что написал, и представил впечатление читателя: «Ах, как он боится умереть! Готов истязаться только бы жить…» Ошибочное впечатление. Совсем нет животного страха, жизнь давно не кажется прекрасной и желанной, биологические потребности минимальные, стимулов маловато… Но интересно. Да и зачем прекращать эту штуку, если можно ее иметь недорогой ценой? На этом можно кончить. Не буду цитировать знаменитых старцев, рекламировать специфические прелести старческого возраста. Почему-то они меня не утешают».

И.В. Лебедев (I.V. Lebedev) Вступительное слово к книге «Самооборона и арест», 1915 г.

Сентябрь 26, 2009

0 Комментариев

САМООБОРОНА И АРЕСТ

Главное условие удачного выполнения приемов самообороны и ареста — это сохранение присутствия духа и полнейшее хладнокровие. Оба эти качества достигаются путем постоянной тренировки, то есть постоянными упражнениями. Поэтому тем полицейским чинам, которые желают вполне безукоризненно усвоить эти приемы, нужно не только проделывать друг с другом каждый прием при его первоначальном изучении, но и устраивать впоследствии частые повторения полного курса этих приемов, репетируя один с другим. Каждый прием должен быть проделываем быстро и точно. Следует так освоиться с приемами, чтобы быть в состоянии применять их почти механически. Пуская в ход тот или другой прием, надо помнить, что здоровье человека дороже всего, и поэтому прибегать к приемам, причиняющим сильную боль, следует лишь тогда, когда приходится иметь дело с опасным преступником и когда с его стороны угрожает опасность для вашей жизни. Поэтому, кроме подразделения по «самообороне» и «аресту», приемы в этом руководстве разделены по применению их: 1) к неопасным преступникам и 2) к опасным.

Попутно с изучением указанных приемов необходимо развивать силу, ловкость и выдержку — атлетикой, борьбой, бегом, гимнастикой и прыжками. Иначе — если слабосильному полицейскому придется иметь столкновение с преступником, обладающим гораздо большей силой, нежели он, многие приемы могут не удаться. Между тем, если полицейский развил в себе путем упражнений ловкость, выдержку и хотя бы среднюю силу, то, как бы ни был крепок преступник, удастся, наверное, каждый прием, потому что силе природной будут противопоставлены сила тренированная и знание приемов.

При практическом прохождении с товарищами приемов самообороны следует после двух- или трехнедельной тренировки просить товарищей делать «примерные нападения» врасплох, чтобы приучить себя применять защитный прием мгновенно, механически. То же самое при практическом прохождении приемов ареста — не давая товарищу-противнику времени опомниться.

Приучив себя к механической защите от нападения врасплох и к быстрому схватыванию противника, можно справиться на близком расстоянии с самым опасным врагом.

Согласно существующим законоположениям, все нападения на чинов полиции с оружием могут быть отражены оружием, но есть случаи нападения врасплох, когда нет возможности воспользоваться оружием, есть случаи нападения душевнобольных, когда нежелательно воспользоваться оружием, — для этих-то случаев и предназначены указанные способы самообороны.

Действие оружием всегда бывает либо смертельным, либо опасным для жизни и здоровья того, против кого оно обращено. Настоящее руководство имеет целью дать возможность чину полиции избегнуть кровопролития, и, как бы ни был решителен прием самообороны, он будет менее опасным для жизни подчас пьяного, подчас больного, или безумного, или обозленного человека, чем действие оружием.

Книга академика Амосова «Моя система здоровья»

Сентябрь 25, 2009

0 Комментариев

ЧТО ТАКОЕ ЗДОРОВЬЕ?

Обратимся к теме здоровья. Смешно спрашивать: «Что такое здоровье?». Каждый чувствует: нет болезни, хорошее самочувствие, могу работать. Есть, конечно, академические определения, но я не буду их приводить. Разве что одно, принятое Всемирной Организацией Здравоохранения (ВОЗ): здоровье — это состояние полного физического, духовного и социального благополучия, а не только отсутствие болезни.

Важно ли здоровье? Все ответят: «Конечно!». Любят говорить даже так: «Главное — это здоровье!».

Однако так ли уж главное? Несколько лет назад я проводил небольшие анкетные опросы через газеты «Комсомольская правда», «Неделя», «Литературная газета». Спрашивал: «Что вас больше беспокоит?» Ответы были такие: первое — экономика, второе — преступность, третье — политика, четвертое — семья и общество и только пятое — здоровье. Но… это пока оно — здоровье — есть. Само по себе оно не делает человека счастливым. Привычка. Другие заботы важнее. Зато когда его нет, когда приходят болезни, то сразу же все остальное отходит на задний план. А уж когда старый и смерть маячит невдалеке… Впрочем подождем говорить о старости.

Важность здоровья в государственном масштабе соответствует этим личным оценкам:

расходы на здравоохранение составляют 3—8 % от валового национального продукта (ВНП). Не сравнить с ВПК, милицией, армией, не говоря о тратах на глупую политику, которые вообще неисчислимы…

Поэтому не будем преувеличивать! Но уж очень плохо болеть… А уж когда болеют дети, то совсем — труба.

В общем здоровье — предмет, который стоит того, чтобы поговорить о нем серьезно.

Попытаться выплыть из океана противоречивых мнений и советов, которые накоплены в обществе по этому вопросу.

На всех исторических этапах развития медицины прослеживаются две основные линии: первая — это восстановление нарушенного здоровья с помощью лекарств и вторая — достижение той же цели путем мобилизации «естественных защитных сил организма». Разумеется, всегда были умные врачи, использовавшие оба подхода, но в практике, как правило, превалировал один из них. Это к вопросу о болезнях. Но есть еще здоровье как самостоятельное понятие. Должно быть,но, кажется, в медицине как науке его нет.

В самом деле, что это такое — здоровье! Состояние организма, когда нет болезни? Интервал времени между болезнями? Наша медицинская практика, пожалуй, его так и рассматривает. Если нет болезни, значит, здоров. О болезнях мы уже говорили: разные они, большие и маленькие, легкие и тяжелые. Медицинская наука их хорошо изучила. Создала номенклатуру, насчитывающую несколько тысяч названий. Каждую описала: механизмы развития, симптомы, течение, прогноз, лечение, процент смертности и тяжесть страданий.

А здоровью не повезло. Вроде бы каждому понятно: здоровье — противоположность болезни. Нужно его измерять. Много здоровья, меньше шансов на развитие болезни. Мало здоровья — болезнь. Так люди и думают. Говорят: «плохое здоровье», «слабое здоровье».

Пока же здоровье не что иное, как выведенное статистикой качественное понятие границ «нормы». Нормальная температура тела. Нормальное содержание глюкозы в крови. Нормальное число эритроцитов, нормальное кровяное давление, нормальная кислотность желудочного сока, нормальная электрокардиограмма. Чем больше накапливается методик измерения и определения разных показателей, тем больше этих статистических норм, описывающих «здоровье». Правомочно? Да, вполне. Но что будет с человеком, если эти нормальные условия немножко сдвинуть? Может статься, все нормальные показатели «поплывут», и начнется болезнь.

Нет, определение здоровья только как комплекса нормальных показателей явно недостаточно. Настоящий научный подход к понятию «здоровье» должен быть количественным. «Количество здоровья» — вот что нужно.

Количество здоровья можно определить как сумму «резервных мощностей» основных функциональных систем. В свою очередь, эти резервные мощности следует выразить через «коэффициент резерва».

Возьмем сердце. Есть минутный объем сердца: количество крови в литрах, выбрасываемое в 1 мин. Предположим, что в покое оно дает 4 л в 1 мин. При самой энергичной физической работе — 20 л. Значит «коэффициент резерва» равен: 20/4=5.

Сердце выбрасывает 4 л в 1 мин, и этого вполне достаточно, чтобы обеспечить кислородом организм в покое, то есть создать нормальное насыщение кислородом артериальной и венозной крови. Но оно может дать 20 л в 1 мин и способно обеспечить доставку кислорода мышцам, выполняющим тяжелую физическую работу. Следовательно, и в этих условиях сохранится качественное условие здоровья — нормальные показатели насыщения крови кислородом. Для доказательства важности количественного определения здоровья представим себе детренированное сердце. В покое оно тоже дает 4 л в 1 мин. Но его максимальная мощность всего 6 л. И если с таким сердцем человек будет вынужден выполнять тяжелую нагрузку, требующую, допустим, выброса 20 л, то уже через несколько минут ткани окажутся в условиях тяжелого кислородного голода, так как мышцы заберут из крови почти весь кислород. Все показатели укажут на «патологический режим». Это еще не болезнь, но уже могут возникнуть приступ стенокардии, головокружение и всякие другие симптомы. Условия «статического здоровья» (нормальные показатели кислорода крови в покое) были соблюдены, но субъект явно неполноценный.

«Суммарные резервные мощности» являются не только важнейшей характеристикой состояния здоровья как такового, они не менее важны для определения отношения организма к болезни.

Когда болезнь уменьшает максимальную мощность органа, то при хороших резервах еще удается обеспечить его функционирование в состоянии покоя.

Или еще один пример: старость. С возрастом закономерно ослабевают функции клеток, видимо, в результате «накопления помех». Резервы мощности уменьшаются. Хорошо, если эти резервы есть. А если их нет?

Динамика детренированности (скорость ослабления функции) по дням, неделям или месяцам зависит от времени полураспада белков-ферментов, которые представляют структуру этой функции, а степень детренированности — от величины конечной функции, которая минимально необходима для поддержания жизни в условиях покоя.

Есть несколько простых истин, касающихся тренировки. Первая — постепенность. Каждый день или каждую неделю прибавлять на определенный процент от уже достигнутой функции. Вторая — субмаксимальные нагрузки. Периодически пробовать максимум и использовать нагрузки несколько меньше максимальных. Третья — многократность повторения. Она, однако, не заменяет наращивания нагрузок. Четвертая — есть тренировки на длительность и есть на максимум. Для одних обязательны многократность, для других важнее наращивание максимальных нагрузок. Примеры из спорта известны: бегуны на короткие и длинные дистанции, спринтеры и стайеры. Пятая — перетренировки опасны.

На типичной характеристике зависимости раздражитель — функция уже были показаны три режима: нормальный, форсированный и патологический.

Наиболее эффективны тренировки на форсированном режиме, но это опасно, так как можно легко переступить границу патологии. Безопасная тренировка — верхний предел «рабочего» режима, или так называемая субмаксимальная нагрузка.

Способность клетки к тренировке не беспредельна. Можно представить себе характеристику «тренируемости»: она выражает зависимость достигнутого максимума функции от тренировочных усилий и времени.

После достижения некоторого предела, прибавление функции прекращается. Чем ниже тренировочные нагрузки, тем ниже максимум. Низкими нагрузками нельзя достигнуть удовлетворительной тренированности, сколько бы их ни повторять.

Оптимальная жизнь — жить долго и с высоким уровнем душевного комфорта (УДК). Он складывается из приятных и неприятных компонентов всех чувств — как биологических, так и социальных. Для стимула нужно получить максимум приятного при минимуме неприятного. К сожалению, есть еще адаптация. Приятное быстро превращается в безразличное. Чтобы сохранить высокий УДК, нужно разнообразие. Адаптация к неприятному гораздо слабее. К небольшому неприятному можно привыкнуть, а к большому — нет, нельзя. Счастье — разное для каждого человека в зависимости от разной «значимости» его потребностей. Для одного счастье — это власть, для другого — вещи, для третьего — информация, для четвертого — доброта, общение. Чаще всего необходима комбинация всех этих и еще других компонентов, но в разном соотношении.

Здоровый человек бывает несчастным, но больной не может быть счастливым. Здоровье приятно, но если оно постоянно, то действует закон адаптации: его перестают замечать, оно не дает компонента счастья.

Как уже говорилось, здоровье — это «резервные мощности» клеток, органов, целого организма,

Да, резервы. Но какие? Сколько их нужно современному человеку? Есть ли возможность определения их оптимального уровня?

Чтобы выяснить, какое количество здоровья необходимо современному человеку, нужно рассмотреть важнейшие системы организма. При этом следует принимать во внимание их эволюцию, следовательно, условия до цивилизации, а также потребности в резервах для современных условий жизни и возможности их достижения.

Главное назначение резервов газообмена и кровообращения — снабжение кислородом мышц при выполнении большой физической работы. Потребность в энергии может возрасти в десятки раз, соответственно повышается и потребность в кислороде. Вес другие «поводы», например, холод или эмоции, требуют значительно меньшего увеличения обмена — в 2—3 раза по сравнению с покоем.

Не очень просто обосновать, какие минимальные мощности необходимы современному человеку (не спортсмену) только для сохранения здоровья, когда они не нужны ни для заработка, ни для красоты, ни для престижа. Особенно, если человек и так чувствует себя здоровым. Такие резервы нужны, чтобы спастись от будущих болезней и уменьшить тяготы старости. Вероятность этих неприятностей возрастает прямо пропорционально возрасту.

Думаю, что для профилактики будущих недугов отличный уровень тренированности не обязателен, но хороший необходим, а удовлетворительного мало.

Таблица 1. Степени тренированности организма по К. Куперу (1976)

Степень тренированности Максимальное потребление О2 (миллилитров на килограмм массы тела в 1 мин.) Сердечный выброс (литров в 1 мин) Коэффициент резерва: отношение к состоянию покоя
Очень плохо Менее 25 Менее 9 Менее 2
Плохо 25—34 9,4—12,7 2—3
Удовлетворительно 35—42 13—15,7 3—4
Хорошо 43—52 16—19,5 4—5
Отлично Более 52 Более 20 Более 5

Спортивный врач К. Купер, на которого я еще буду не раз ссылаться, предлагает пять уровней тренированности, различая их по уровню потребления кислорода при испытаниях с разной физической нагрузкой. Привожу его таблицу для 30-летних. Для людей старшего возраста Купер снижает требования на 5% каждую декаду жизни.

Регулирование сердечно-сосудистой системы сложное. Сердце само себя регулирует: сила его сокращения — систола — тем больше, чем больше крови поступило в его камеры во время паузы — диастолы. Кровь поступает к сердцу за счет энергии растяжения аорты и крупных ее ветвей.

Механизм тренировки мы уже разобрали. Чтобы он включился, сердце нужно нагружать. Одним из показателей его нагруженности является частота сердечных сокращений: частота пульса. Это важнейший показатель нагруженности, но не величины минутного выброса. Если сила детренированного сердца мала, то за счет одной частоты нельзя получить большего сердечного выброса. У такого человека малый «ударный объем». Величина выброса за одно сокращение у тренированного достигает 150—200 мл, а у детренированного — 40—60. Именно поэтому у таких субъектов пульс в покое относительно частый: 70—80, даже 90 в 1 мин. Тренированное сердце дает большой ударный объем, поэтому ему достаточно редких сокращений, чтобы обеспечить небольшие потребности в кислороде в покое. Частота пульса в покое у бегунов на длинные дистанции иногда снижается до 40, а при нагрузке повышается до 200. Из всего этого следует важный для практики признак: уровень тренированности сердца ориентировочно можно оценить по частоте пульса в состоянии полного физического покоя.

Сердце тренируется как силой сокращений, так и частотой. Оба фактора важны в увеличении сердечного выброса в момент нагрузки.

Сосуды тренируются вместе с сердцем.

Дыхание. Тренировка дыхания может значительно повысить уровень здоровья. За это уже более 30 лет ратует К.П. Бутейко. Официальная наука его не жалует, но мне его доводы кажутся обоснованными. Суть идеи состоит в том, что современный цивилизованный человек дышит слишком глубоко, вымывая из крови углекислоту, которая является важнейшим регулятором функций внутренних органов. Результатом являются спазмы бронхов, сосудов, кишечника. Развиваются стенокардия, артериальная гипертензия, бронхиальная астма, язва желудка, колит. Сам-то Бутейко уверен, что этим объясняются многие другие болезни, но это уже перехлест.

Показателем установки дыхательного центра как регулятора содержания С02 в крови является дыхательная пауза. Бутейко предлагает несколько градаций, но мне кажется достаточной его «максимальная пауза». Методика ее определения — такая. Нужно сесть, выпрямив спину, расслабиться и ровно дышать в течение 10‑20 с. На фоне очередного спокойного выдоха зажать пальцами нос и рот и заметить время по секундной стрелке. И — терпеть, сколько сможешь. Ни в коем случае не следует измерять паузу после глубокого вдоха.

Оценка показателей такая. Норма — 60 с, 50 с и менее автор считает уже патологией: 50 с — 1-я ее степень, 40 с — 2-я, 30 с — 3-я, 20 с — 4-я, 10 с — 5-я. Ниже 5 с — «граница жизни». Превышение паузы более 60 с оценивается как «сверхвыносливость». Не буду приводить ее градации, последняя цифра — 180 с.

Моя пауза долго колебалась между 40 и 30 с и лишь в последнее время достигла 60 с. Правда, я никогда не тренировался.

Самая простая тренировка по Бутейко заключается в следующем. Нужно дышать так, чтобы появилось желание вдохнуть поглубже. Более сложная тренировка — большие задержки дыхания. В общем, нужно постоянно следить за своим дыханием, дышать поверхностно, не позволяя себе делать глубокие вдохи или зевать.

Бутейко приводит цифры соответствия удлинения дыхательной паузы и повышения содержания углекислоты в крови. Рост заметный, но не очень большой.

Я много раз проверял на себе действие задержки дыхания при боли в животе, которая часто появлялась в период напряженной хирургической работы. Для этого я ложился на диван, расслаблялся и старался дышать поверхностно. Примерно минут через двадцать боль ослабевала, а потом и совсем исчезала. Однако иногда эффекта не было, особенно когда лечение запаздывало. Не действовали задержки дыхания и на головную боль. Правда и болеутоляющие лекарства мне тоже не помогали, наверное потому, что я в них не верил.

Резюмирую: овладеть дыханием необходимо. Не зря в восточной медицине оно занимает важнейшее место.

Обратимся ко второй подсистеме — питанию. Ее назначение в организме предельно просто: снабдить клетки энергетическими и строительными материалами, чтобы организм мог выполнять свои программы.

Потребности и запасы неопределены. Установлены некоторые крайние границы по калориям, белкам, витаминам, но больше для животных, чем для людей, если говорить о научной строгости рекомендаций.

Неизвестными остаются коэффициент полезного действия (КПД) для энергетики и возможность «повторного использования строительных кирпичей», продуктов распада белков. Чем выше физическая активность, тем больше масса белков, тем большее их количество распадается и синтезируется заново. Следовательно, потребность в любой пище — как в энергетической, так и в строительной — прямо зависит от уровня активности. Это знают спортсмены. Когда тренируется тяжелоатлет, ему нужно много белков.

Подсистему «питание» можно разделить на две: переваривание и всасывание пищи в пищеварительном канале и усвоение питательных веществ клетками.

Потребление пищи и пищеварение регулируются условиями питания и аппетитом. Клеточный обмен в значительной степени автономен, но зависит от нагрузок целого организма и воздействий регулирующих систем.

Аппетит — вот наше удовольствие и наш крест.

Удовольствие от еды — проявление потребности в пище. Потребность в пище физиологична. Считается, что чувство голода появляется, когда в крови недостает питательных веществ, или пуст желудок, или то и другое. Все это так, но весь вопрос в количественной зависимости между чувством и потребностью. Странно, но толстый человек хочет есть, то есть хочет получить энергию извне, когда под кожей у него достаточно этой энергии. Природа установила такую преувеличенную зависимость между чувством голода и потребностью в пище, чтобы обезопасить организм от голодной смерти. Этим она повысила выживаемость биологического вида. Все «нежадные» виды вымерли.

Чувство удовольствия от еды тренируемо, то есть значимость его среди других чувств возрастает, если от него есть значительный прирост УДК. При постоянном удовлетворении чувства наступает адаптация и возрастают притязания, появляется желание получить пищу еще вкуснее. Если среда предоставляет изобилие пищи, то тренировка аппетита и превышение прихода над расходом неизбежны. Остановить этот процесс может только сильное конкурирующее чувство — например, любовь или убеждение «толстеть — нехорошо и вредно».

Чтобы попытаться определить, в чем состоит оптимальное питание, нужно представить себе, на какой пище и на каком режиме формировалась вся наша система питания. По всем данным, это древняя система, она далеко не ровесница нашей «интеллектуальной» коре, а досталась от очень далекого предка. Несомненно, что он не был прирожденным хищником. Наши дальние родственники обезьяны достаточно доказательны. Невероятно, чтобы они из хищников эволюционировали в травоядных. Наоборот, пример обезьян показывает, что рождаясь вегетарианцами, они научаются лакомиться мясом. Наблюдения за шимпанзе в этом плане очень интересны. Они ловят мелких животных, убивают и поедают их с большим удовольствием. Низшие обезьяны до этого не доходят.

Ферменты пищеварительных соков большинства диких животных обладают широким спектром действия: они способны расщеплять различные жиры, углеводы и белки. Вся загвоздка в клетчатке. Оболочки многих растительных клеток так прочны, что силы ферментов на них не хватает. Но это касается не листьев, а стеблей, веток и стволов. На помощь приходят микробы кишечника. Если ветки смолоть хорошими зубами и удлинить кишечник, чтобы не спешить с прохождением массы по длинному пути, то микроорганизмы, которые там живут, способны разрушить целлюлозу клеточных оболочек.

У человека изрядный кишечник. Сорок лет назад, когда я занимался общей хирургией, то удалил одному парню 5,5 м кишок. Остался с метр тонкой и пятая часть толстых кишок. Он выжил и приспособился питаться. Удаление 2—3 м кишок совершенно безопасно, человек адаптируется к этой потере в течение 2 мес.

Существует стойкое мнение (к сожалению, среди врачей тоже), что пищеварительный канал человека — нежная конструкция. Он приспособлен только для рафинированной пищи, и дай ему чуть что погрубее, так немедленно возникают гастрит, энтерит, колит, чуть ли не заворот кишок.

Это миф! Наш желудок и кишечник способны переваривать любую грубую пищу, разве что не хвою.

У пищеварительного канала два главных врага: чересчур обработанная пища и «система напряжения» — гипоталамус и надпочечники, обеспечивающие реакцию на стресс. Мягкая, измельченная пищевая кашица детренирует мышцы кишечной стенки и, возможно, выделение ферментов. Длительное психическое напряжение, неприятные эмоции способны извратить нервное регулирование желудка и толстых кишок — двух отделов, более всего связанных с ЦНС. Этот фактор особенно сильно проявляется при избыточном питании сильно обработанной пищей.

О вареной и сырой пище. Несомненно одно: первобытный предок ел пищу в сыром виде. Это вовсе не довод, что только так и надо. Мало ли чего природа не умела, не стоит ее переоценивать. Вопрос можно поставить проще: что прибавляет кухня к естественной пище и что убавляет? Насколько это важно? Если важно, то необходимо продумать компромисс.

Вареная пища вкуснее. Больше никаких доводов в пользу вареной пищи нет. Для пищеварения это не нужно, гораздо важнее жевать. Хорошо жевать.

Чего лишается пища, если ее варить и жарить? Известно точно: нагревание разрушает витамины и все биологически активные вещества. Чем выше температура, чем дольше действует, тем меньше этих веществ остается в пище. Вплоть до полного уничтожения. Никакого другого вреда не найдено. Белки, жиры и углеводы и их калории остаются в полном объеме. Микроэлементы? Здесь нет ясности. Конечно, атомы какого-нибудь кобальта или молибдена не испаряются на плите, но они могут перейти в воду, которую сольют в раковину. Использование печей СВЧ исправляет этот дефект.

Фанатики от сыроядения рассматривают жареную котлету как настоящий яд. Есть ли у них резон? Я прочел много трудов всяких «натуропатов». Все они очень похожи: много эмоций и очень мало науки. У них тоже есть разные направления и «школы». Одни из них строгие вегетарианцы, но разрешают варить, другие чистые сыроеды, третьи считают сырое мясо панацеей от всех бед. Одни требуют пить только сырую воду, другие — только дистиллированную. Первые говорят о ионах, а вторые боятся привнесенной химии. Некоторые рекомендуют молоко, другие его полностью отвергают. Не буду приводить мнения и ссылки, это забавно, но долго.

Важнейший и модный вопрос — о голоде. Книгу Ю. Николаева и Е. Нилова так же, как и «Чудо голодания» Брэгга, расхватали моментально. Все натуропаты говорят о полезности голода. Но, кроме того, существуют солидная литература и клиники. Несомненно, есть метод лечения голодом. И все-таки научной теории о действии полного голода нет.

Главный вклад натуропатов и защитников полезности голода в том, что они развеяли (или почти развеяли) миф о чувстве голода, как сигнале бедствия. «Муки голода» — это неприятно, что и говорить, но вредны они только в том случае, когда голод длится долго. Сколько? Что-то между 20 и 40 днями, видимо, для разных людей индивидуально в зависимости от исходного состояния организма, возраста, активности. Кстати, вся литература о голоде и рассказы самих голодавших свидетельствуют, что чувство голода, как таковое, исчезает через 2—4 дня и снова появляется к 30-40-му как крик организма о помощи!

Сам не пробовал, не знаю.

Нельзя не верить профессору Ю. Николаеву, который лечил голоданием тысячи людей с психическими заболеваниями. Не думаю, чтобы он полностью заблуждался. Какое-то полезное действие на организм существует несомненно, если даже в таком сложном деле, как психиатрия, помогает.

Обоснование лечебного действия голода довольно бледное: будто бы организм получает «разгрузку», «отдых» и освобождается от «шлаков». Они, эти шлаки, яды, выделяются будто бы через кишечник, почему и полагается ежедневно делать очистительную клизму. Что это за шлаки и яды? Никто в объяснения не вдается: шлаки — и все. В то же время физиология свидетельствует, что никаких особенно ядовитых веществ у нормально питающегося человека не образуется, что яды если они и попадают, то извне, и тогда действительно могут выделяться с мочой в чистом или инактивированном виде. Но голодать для этого совсем не нужно: печень их обезвреживает, а почки выводят.

Потребность в «отдыхе» для органов пищеварения тоже малопонятна. «Отдых» возможен только после значительного переедания, но если постоянно питаться с ограничениями, то едва ли нужно от этого отдыхать.

У меня нет опыта лечения болезней голодом. В нашем институте лечили только одного больного. Он голодал 40 дней: ему угрожала ампутация по поводу диабетической гангрены. Эффект был хороший. Но через 3 мес. ногу все-таки ампутировали.

Не сомневаюсь, что голод как лечебный метод имеет смысл, если только последующее питание человека останется умеренным.

Еще один важный вопрос — о потреблении соли. Тоже миф, что соль необходима организму, что человек таким образом исправил крупный дефект природы, не обеспечившей его солью в продуктах.

Разумеется, соль может оказаться полезной и даже необходимой при однообразном питании рафинированными продуктами, к примеру, сахаром и очищенными злаками. Но если есть разнообразную растительную пищу, тем более сырую, чтобы соли не растворялись при варке, их будет вполне достаточно для организма. Невкусно? Да, конечно. Но в этом тоже есть свой резон — меньше съешь.

Вредность соли доказана. Правда, говорят только о вреде ее избытка, а не вообще. Соль способствует развитию артериальной гипертензии, которая является одним из главных факторов риска развития склероза. Всегда приводят в пример японцев: они едят много соли, у них распространена артериальная гипертензия и часты кровоизлияния в мозг.

Рядом с «солевым» вопросом стоит вопрос о воде. Тоже много спорных мнений. Говорят, например, что от избытка воды толстеют. Что если много пить, это вредно влияет на сердце и даже на почки. Люди тоже пьют по-разному: одни любят много чая, другие всю жизнь выпивают по одной чашке в день. Не думаю, что запрограммирована такая разница. Следовательно, имеет значение привычка: кто как натренировал свой «водный центр» (есть такой в стволе мозга). Тогда возникает вопрос, а как его нужно тренировать, сколько воды пить? И снова нет убедительных фактов. Можно привести только логические соображения.

Для здорового сердца большое количество выпиваемой воды не наносит вреда. При больном сердце — дело другое, осторожность нужна. Для здоровых почек вода тоже не вредна: она только тренирует их выделительную функцию. Впрочем, так же нужно тренировать и способность концентрировать мочу, выделять азотистые продукты с минимумом воды, если человеку по каким-либо причинам придется мало пить.

С другой стороны, польза большого количества воды кажется очевидной. Во-первых, сильно облегчается выделение избытка соли, которую мы не перестаем употреблять, потому что пища с солью вкуснее. Во-вторых, когда мы много пьем, то выделяем мочу с низкой концентрацией всех веществ, которые полагается выделить. Это уменьшает опасность образования камней в почечных лоханках. Наконец, с мочой выделяются всевозможные токсические продукты, как введенные извне с пищей или воздухом, так и образующиеся внутри организма. Многие из них почка не может концентрировать, а выводит в той же концентрации, что и в крови. Тогда уже чем больше объем мочи, тем скорее очищается организм. Вот и все соображения о потреблении воды.

Пить нужно больше: 2 и даже 3 л всякой жидкости (с учетом объема фруктов и овощей). Йоги, хотя они и не стопроцентный авторитет, тоже говорят: пейте больше воды. Ну а что касается некоторых натуропатов, которые ратуют за дистиллированную воду, то это ерунда. Пить нужно чай, самое милое дело.

По системе «питание» есть еще несколько спорных вопросов. Например, периодически дискриминируются разные продукты, к которым, кажется, испокон веков привыкли люди. Все помнят историю с яйцами: холестерин — склероз, нельзя! Потом отбой, ничего, оказывается, не тот холестерин да и своего вполне достаточно. Или сахар. Тоже нельзя много, тоже, дескать, какое-то специфически вредное действие и опять — склероз. Далее жиры, особенно животные — масло, сало: есть можно только растительные. И много еще всяких табу: печенка, язык, копчености — в этих продуктах тоже много холестерина. Молоко тоже вызывает много сомнений. Одни рекомендуют молочно-овощные диеты, другие утверждают, что молоко для взрослых противоестественно.

Мне кажется, что ни один естественный продукт не вреден, если его употреблять в меру, уже по той причине, что организм к этому приспособлен эволюцией. Вот соль — искусственно, жарить — искусственно. Самое главное: постоянно переедать и жиреть неестественно!

Можно спорить и о необходимости регулярного питания, строгого соблюдения времени завтрака, обеда, ужина. Тут все единодушны: «Какие споры! Конечно, нужно питаться регулярно!» Далее будут приводить данные о «запальном» соке, о стереотипе и другое. Только вот опять остается вопрос: естественна ли регулярность?

Ответ из наблюдений дикой природы прост: нет! Это не довод, конечно. Тем более, что все дикие животные умирают молодыми по человеческим стандартам. У нас же неприятности начинаются после 50 лет.

Не собираюсь ратовать за полный беспорядок в еде, высказываю только сомнение в догматической требовательности расписания и профилактического приема пищи, даже когда не хочется, если время обеденного перерыва подошло.

Строгий режим и регулярность нужны для больных и стариков, а здоровому нерегулярность полезна. Чем же тогда тренировать регуляторы? Только нерегулярностью!

Соотношение полезных нагрузок, количества пищи и активности регуляторов, управляющих уровнем обмена веществ, определяется массой тела.

Полезны ли накопления жира в запас? Если исходить из принципа, что все естественное полезно, то да. Уж, по крайней мере, не вредно. Может быть, накопление жира — это компромисс? Лучше немного вреда, но сохранить жизнь, чем идеальная фигура и гибель от холода при первых природных неурядицах или болезни? Вся эволюция — это сплошные компромиссы между программами «для себя», «для рода», «для вида».

Однако обратимся снова к природе. Бывают ли толстые обезьяны? Бывают ли толстые хищники? Нет, не бывают. Поэтому наши дальние предки на всех стадиях их эволюции едва ли были толстыми. В генах это не предусмотрено и для человека. Но все-таки немножко жира наверняка не вредно. Однако нет доказательств, что полезно. Терпимо. Запасов белков, которые по всем данным наиболее важны, к сожалению, не существует. Возможно, потому, что они нестабильны, требуют постоянного обмена?

Значит, количеством килограммов резервы системы «питание» оценить нельзя? Так чем же?

Разделим функции питания: внешняя — пищеварение и внутренняя — обмен веществ, «клеточная химия».

Здоровый пищеварительный канал способен «переваривать гвозди». Это значит хорошее выделение пищеварительных соков и развитая мышечная оболочка желудочной и кишечной стенок, обеспечивающая правильное продвижение пищевого комка, с должными перемешиванием и темпом. Достигнуть этого можно только постоянным употреблением большой массы грубой пищи в сыром виде при ограничении жирных и острых блюд. Правда, большие психические нагрузки, неприятные эмоции даже при правильном питании не могут обезопасить человека от боли, спазма, даже язвы желудка или спастического колита. Но риск их будет намного меньше.

Тренировать кишечник нужно, как и всякий орган, постепенными нагрузками. В данном случае необходимо постепенно приучать кишечник к грубой сырой растительной пище, увеличивая ее объем и расширяя состав. Условиями являются душевный покой, отказ от жиров, избытка мучного и сладкого, «полуголод». Я поставил это название в кавычки потому, что это действительно не голод и не сытость. Есть 4—5 раз в день и всегда вставать из-за стола с ощущением — еще бы немножко.

Тренировка обмена: возможна ли? Несомненно, как и всякой функции. Смысл ее в нормализации. Первое условие — снижение массы тела. У нас почти все в возрасте за сорок имеют избыточную массу тела. Сбалансированное питание, о котором справедливо пишут, — это подогнать приход под расход под контролем должной массы тела. Он меняется только в зависимости от развития мускулатуры. Мускулатуру мы регулируем физическими упражнениями и большие объемы ее нам не нужны. «Культуризм» — это юношам для фасона, а не для здоровья. Но сейчас не об этом.

Толщина кожной складки — вот показатель, по которому нужно устанавливать свою массу тела. Но щипок кожи как метод измерения уж очень неточен. Инструкция ВОЗ рекомендует проверять складку на задней поверхности посредине плеча. Она должна быть 1 см.

Не нужно большого педантизма в поддержании минимальной массы тела. На худой конец формула: масса тела = рост минус 100 килограммов тоже вполне подходит. Хотя рост минус 105 и даже рост минус 110 лучше. Особенно для высоких людей и людей с плохо развитой мускулатурой. И ни в коем случае не прибавлять на возраст! Вот это действительно опасно, хотя бы потому, что людям за пятьдесят угрожают артериальная гипертензия, склероз, а они очень связаны с лишним жиром.

Тренировка обмена — это тренировка клеток на экономию энергии. Метод один — посадить их на голодный паек. Чтобы они вынуждены были «съедать» все, даже не очень съедобное.

Не знаю, что лучше: все время строго себя держать в форме, то есть жить впроголодь, или позволять себе расслабиться, набрать за неделю килограмм, а потом устраивать полную голодовку на два дня.

Проблема в том, что есть? Сначала в принципе: пищу, богатую белками? Жирами? Углеводами? Разнобой в рекомендациях колоссальный, я уже говорил. Не буду даже пытаться критиковать. Но есть соображения, которые кажутся мне обоснованными.

Первое: важно не что есть, а сколько есть. Вредность любого продукта невелика, если суммарная энергетика держится на пределе и масса тела удерживается на минимальных цифрах. Если при этом еще дать физическую нагрузку, то совсем хорошо: все сгорит.

Второе: исключительна роль витаминов, микроэлементов и других биологически активных веществ. Получить их можно только из свежих фруктов и овощей. Сколько? Если сделать расчеты по потребности в витаминах и по содержанию их в овощах и фруктах, получается, что самая минимальная доза 300 г в день. Думаю, что нужно 500 г. Какие плоды? Разные: чем разнообразнее, тем лучше. Натуропаты дают разумный совет: корнеплоды, листья и плоды. Замена сырых овощей вареными неполноценна. Витаминные таблетки нужны, хотя и не могут заменить зелень.

Третье: жиры. Вредны они или не вредны? Для худого при соблюдении первых двух условий не могут быть вредны. Мне они представляются не столько вредными, сколько коварными: уж очень много калорий содержат, 9 на 1 г.

Однако тут я остановлюсь: исследования по атеросклерозу доказали вредность животных жиров. Впрочем, я думаю, что при массе тела (рост минус 100) и низком уровне холестерина в крови (менее 200) эта вредность преувеличена.

Четвертое: белки. Тоже создан миф о том, что нужны полноценные белки, содержание аминокислоты, которые имеются только в животных, а не в растительных продуктах. Не буду спорить: действительно, есть важные аминокислоты, и не во всяких растениях их можно найти.

Поэтому гораздо проще получать их из мяса, молока, яиц, чем выискивать замысловатые наборы растительных продуктов, с орехами, абрикосовыми косточками, цветочной пыльцой и прочим. Не нужно вегетарианского педантизма. Животные белки доступны. Вопрос — в количестве. Люди в высокоразвитых странах едят слишком много животных белков. Молоко и немного мяса (граммов 50!) и дают те незаменимые аминокислоты, о которых так пекутся диетологи. Нет, не нужно увлекаться белками!

Остались еще углеводы. «Сахар нужен для мозга», «Нет, сахар способствует склерозу» — и так далее. Едва ли стоит об этом задумываться, если соблюдены главные условия: масса тела, необходимое количество «растительного сырья», немножко животных белков. Во всяком случае, сахар хуже хлеба, в котором есть белки.

Очень полезны фруктовые и овощные соки, особенно неподслащенные. Можно пить их в неограниченном количестве, обязательно разные. С супами, наоборот, требуется сдержанность — в них много соли.

Борьба с собственным аппетитом — это главная проблема питания для здорового человека, ведущего активный образ жизни. Большинство диет как раз на нее и нацелены. Как бы досыта есть вкусную пищу и не полнеть. Увы! Это невозможно.

Мои правила питания. Прежде всего не ем профилактически. Никогда не брал завтрака в клинику. Только если очень уставал после операции, то выпивал кружку чаю и съедал два яблока. Завтрак у меня большой, грубый и некалорийный: 300 г свежих овощей или капусты, две картофелины или хлеб и чашка кофе с молоком. Обед нерегулярно — прихожу в разное время. Ем салат, как утром, первое, второе — без хлеба, без жиров, с минимумом мяса, с кефиром, чаем или соком на третье. Ужин: чай с сахаром вприкуску, хлеб — он мне кажется вкусным, как пирожное, творог, немного колбасы, сыра. Еще фрукты по сезону. В общем, вечером я сыт. За день по объему набирается много, а по калориям — как раз в меру расхода, при постоянной массе тела 52—55 кг (рост у меня 168 см).

Не надо считать калории и граммы. Разный образ жизни, разный обмен — нельзя определить, сколько вам нужно калорий, трудно подобрать соответствующую диету. Таблицы калорийности продуктов следует знать только для ориентировки: какой пищи нужно избегать, а что безопасно. Единственный измерительный инструмент, которым нужно руководствоваться, — это весы.

Подсистема «питание» — важнейшая для здоровья. Некоторые натуропаты считают ее определяющей здоровье.

Употреблять сырую пищу, еще лучше голодать день в неделю, по два-три — раз в месяц и еще две голодовки в год по две недели — и будешь здоров. Так рекомендовал Брэгг. Отрицать не буду.

Правильное питание — необходимое, но недостаточное условие здоровья. Пренебрегать им нельзя ни в коем случае. Чем хуже представлены другие компоненты режима, тем строже должна быть диета. Наоборот, при высокой физической тренированности, закалке и спокойной психике можно больше позволить себе «погрешности» в питании. Видимо, есть зависимость и от возраста: старым и малым нужны строгости, молодым и сильным допустимы поблажки.

Система терморегуляции. О ней я мало что могу сказать. Слово «простуда» одно из самых популярных, следовательно, к здоровью имеет прямое отношение, но ясности нет. Непонятно, почему при охлаждении, при сырости возникает катаральное воспаление носа, глотки, бронхов, легких. Сомнительна сама связь между охлаждением и болезнью. Хотя нет настоящей статистики и отрицать нельзя, но исключений тоже очень много.

Поддерживать постоянно температуру тела — это поддерживать баланс между теплопродукцией и теплоотдачей. Прямой «отопительной системой» организм не располагает. Продукция тепла — побочный эффект любого превращения энергии. Когда нужно получить тепло даже для спасения жизни, приходится прибегать к работе мышц, хотя бы в виде дрожи, если не хождения или бега. Другое дело — теплоотдача, она регулируется очень активно. При холоде ее можно затормозить, если сузить сосуды кожи до такой степени, чтобы ее поверхность стала холодной и разница температур тела и воздуха или воды сократилась. Однако не совсем холодной, иначе ткани замерзнут, будет обморожение. Впрочем, для того чтобы этого не произошло, автоматики мало, нужны активные действия по защите: одежда или трение. И тут тренировка.

Приспособление к жаре совсем другого свойства. Нужно максимально затормозить теплопродукцию, то есть любую мышечную активность, и также максимально увеличить теплоотдачу. Сначала для этого достаточно повысить температуру кожи хорошей циркуляцией крови по кожным сосудам, но, когда жара превысит 30 °С и одежки сняты все, какие можно, вступает в действие пот. Испарением его можно охладить тело ниже внешней температуры — действует скрытая теплота кипения. Для увеличения циркуляции крови в коже нужны дополнительные мощности сердца, при этом венозная кровь возвращается к нему, не израсходовав своего кислорода, но это не страшно. Дыхание становится поверхностным, необходимый уровень углекислоты удается удержать, тормозится всякая активность. Нет, людям тропиков жить явно труднее, чем северянам.

Тренировка холодом — вещь хорошая. Первое — это физиологические стрессы, следовательно, устойчивость к стрессам. Второе — тренировка обменных процессов в клетках кожных покровов приучает их к поддерживанию «правильной химии» при необычных внешних условиях и активирует «электростанции» — митохондрии, производящие энергию. Третье — укрепляет сердечно-сосудистую систему, как и физическая работа. Тренировка жарой тоже возможна, но сама по себе она едва ли обладает таким полезным действием, как холод.

Еще несколько слов о простуде. Закаливание повышает сопротивление простудным заболеваниям. Это известно испокон веков. Есть несколько объяснений: слизистые оболочки носоглотки научаются поддерживать постоянный температурный режим и при холоде. У незакаленных возможно местное охлаждение и торможение функций защитных клеток слизистой оболочки. Другое объяснение: охлаждение у нетренированных — сильный стресс, он ведет к торможению иммунной системы. В том и в другом случае инфекция может развиваться в связи с нарушением баланса между агрессивностью микробов и защитой организма. К сожалению, все это лишь предположения.

Исходя из общих принципов тренировки функций, за лето должна детренироваться терморегуляция. Поэтому для тренировки нужно время. Так оно и бывает: осенью болеют чаще.

Методы закаливания просты: не кутайся и терпи холод. Быстро бегай. Зачихал, не бойся. Пройдет, а полезный след останется, нужно продолжать, как начал. Если сдаваться после первого насморка, не стоит и начинать. Мне кажется, что самая разумная закалка — это легко одеваться. Конечно, можно принимать холодный душ или ванну, растираться холодной водой — это приемы известные. Врачи рекомендуют их для «укрепления нервной системы». Все правильно, тренирует.

Особенно важно закаливать маленьких детей. Система для них разработана давно: есть таблицы, каким темпом понижать температуру воды при купании. Но самое главное — не кутать!

Не буду останавливаться на системе соединительной ткани и клеточной защиты. Наука о здоровье применительно к ней предлагает только правильное питание, чтобы был «строительный материал». Можно еще давать безответственные советы воздерживаться от стрессов, поскольку гормоны надпочечников тормозят функцию иммунитета. Вопрос о влиянии на эту систему режима ограничения нагрузок совсем не исследован.

Уровень здоровья иммунной системы практически легко проверить по сопротивляемости инфекциям. Мелкие ранки не должны нагнаиваться. Не должно быть гнойничковых заболеваний кожи. Насморки, ангины, бронхиты — все эти «катары верхних дыхательных путей» должны протекать нормально, длиться столько времени, сколько нужно для развития иммунитета на новый микроб — примерно одну-две недели. Совсем избежать этих заболеваний невозможно, но их должно быть не более двух-трех в год при нетяжелом течении. Объективным показателем здоровья соединительной ткани является нормальный анализ крови.

Система напряжения и здоровье. Система эта, как акселератор в автомобиле: сколько нажмешь, столько мощности выдаст мотор. На холостом ходу мотор крутится еле-еле, совсем бесшумно. Однако остановка только при полном прекращении подачи горючего. Также и у нас: какая-то степень усиления, форсирования есть всегда, даже во сне, даже под наркозом. Полный покой только у мертвых.

Режим форсирования эволюция придумала для спасения жизни в крайних обстоятельствах. Говорят: «экстремальные условия». Пусковая кнопка — на разуме. Он оценивает угрозу и включает эмоции страха, гнева, торя и радости. Цепочка «системы напряжения», действующая как реакция на стресс, такая: кора — подкорка — гипоталамус — гипофиз — надпочечники — кровь — клетки.

Противоположность напряжению — расслабление. Это не торможение, это означает снять ногу с акселератора, убавить газ. Для животных и человека сильное расслабление — это сон, причем тоже разной глубины. Есть два источника физиологических импульсов, активно способствующих расслаблению: с утомленных мышц и с полного желудка. О первом мы почти забыли, а второй в большом фаворе.

Психологически расслабление приятно, оно уменьшает тревогу.

Для регуляторов повышенная тренированность опасна. Регулирование может стать неадекватным. Нервная клетка будет выдавать больше импульсов на «рабочий» орган при том же уровне внешнего раздражения. В результате орган будет выдавать ответ, не соответствующий потребности организма. Это называется «невроз», он часто сопровождается болью в голове, животе, сердце.

Память — вот беда для системы напряжения. Животное быстро забывает, человек помнит и много думает, повторяет неприятные воспоминания и все планирует. «Стрессорная» система длительно активируется «сверху» и перенапрягается. В то же время «снизу» (от утомленных мышц) она не расслабляется, механизм разложения «гормонов напряжения» детренирован. Отсюда источник «болезней регулирования», к которым можно отнести артериальную гипертензию, язву желудка, всевозможные спазмы: бронхов — при астме, венечных сосудов — при стенокардии, кишечника — при колите. Конечно, главное проявление «перегрева» — плохой сон. Человек не спит, «система напряжения» не отдыхает, продолжает «тренироваться».

Бессонница сама по себе неприятна. Но она еще усугубляется страхом. Очень распространено мнение, что если человек не спит, то организм в это время терпит большой ущерб, ему угрожают разные болезни. Доля правды в этом есть, как видно из предыдущих рассуждении об отдыхе, но не следует преувеличивать. Страх перед бессонницей вреднее, чем она сама, потому что он «пугает» сон. Нормальный человек переживает одну бессонную ночь, а на вторую засыпает, если обеспечивает себе покой.

Как сохранить нормальную активность регуляторов, уберечь их от перетренировки?

Ответ простой, о чем знает не только врач, а чуть ли не каждый человек: успокаивающие средства, так называемые транквилизаторы. Сначала появился элениум, потом седуксен и одновременно масса снотворных. Сейчас немного людей, ведущих напряженную жизнь, с интеллектом и эмоциями, спят без пилюль.

Здоровье нельзя удержать лекарствами, таблетками, они предназначаются для лечения болезней. Это относится и к нашему предмету — «системе напряжения». Держать ее в руках, пожалуй, труднее, чем не переедать или делать физкультуру. Не могу сказать про себя, что я овладел своей психикой, но достиг некоторого компромисса с собой и спасаюсь от «перегревов». Не буду даже пытаться научить читателей аутотренингу и тем более излагать ступени йоги, а ограничусь несколькими советами.

Одно предварительное условие: самонаблюдение. Следите за собственными действиями — это второй уровень сознания. Слежение за мыслями — третий. Слежение — условие для любого управления. Надо наблюдать за собой, запоминать и пытаться оценивать. По крайней мере пытаться. Большинство людей даже и не задумывается над тем, что течение мыслей не бесконтрольный процесс. Нет, я не собираюсь глубоко вдаваться в этот предмет, но как держать себя в руках, если не видишь, как выходишь за рамки?

Главная проблема — сон. Если человеку удается сохранить без снотворного хороший сон по глубине и по длительности, его нервы в порядке.

Первый совет: не экономить время на сне. Потребности в отдыхе индивидуальны, но в среднем — 8 ч.

Второй совет: не бояться бессонницы. Не суетиться, если с утра голова будет тяжелая, ничего, потерпите. Сказать, что от этого большой вред, нельзя.

Когда жизнь не дает передышки и плохие ночи следуют одна за другой, примите снотворное. Не надо бояться снотворных. Просто следует их строго ограничить, чтобы не образовалась привычка. Сон нужно регулировать деятельностью, а к лекарствам прибегать, когда угрожает срыв. Но если уже не удается их избежать и день, и два, и три, это серьезный сигнал к изменению режима жизни. Нужно отключиться совсем на несколько дней, чтобы прекратить прием снотворных, а потом ограничить и нервные нагрузки.

Я понимаю: мои советы ничего не стоят, все об этом и так знают. Обычно говорят: «Не удается». Не скажите. Есть разные условия жизни людей. Одни поставлены на такое место, что не могут распорядиться своим временем и своими нагрузками. Таким ничего не остается, как тянуть до инфаркта, если работа им дорога за то, что она дает удовольствие деятельности, власть, деньги — кому что дороже.

Один технический прием для засыпания: выберите удобную позу, лучше на боку, и лежите совершенно неподвижно. Постепенно расслабьте мышцы. Начинать нужно с лица — именно мимические мышцы отражают наши эмоции. Это запрограммировано в генах, от самых древних предков. Тут и нужно научиться следить: уметь прослушать каждую часть тела, определить, насколько напряжены мышцы. Если определить, то можно и расслабить усилием воли, произвольно. Некоторые рекомендуют повторять слова, например, «расслабься» или просто: «спокойно». Попробуйте, может быть, это поможет.

Расслабление мышц лица действует по типу прерывания обратной связи и на причину напряжения: на эмоции и мысли. После лица другие мышцы расслабить проще. Исследуйте одну часть тела за другой и расслабляйте мышцы — руки, ноги, спину, пока все тело не ляжет совсем пассивно, как чужое. Иногда перед расслаблением нужно легонько сократить мышцу, например, подвигать рукой или челюстью.

Спрашивается, на что же переключить мысли? Совсем не мыслить невозможно. Лучше всего подключиться мыслью к собственному дыханию. Сначала нужно перестать им управлять, расслабиться и пусть дышится автоматически. Обычно дыхание замедляется и становится более глубоким. Дальше требуется только следить за ним, будто смотреть со стороны: вот — вдох, вот — пауза, начался выдох.

В большинстве случаев через полчаса, через час сон приходит. Если все-таки нет, тогда нужно бросить усилия и лежать совершенно неподвижно.

«Перегрев» психики, «системы напряжения» в течение дня оборачивается плохим сном, но, если он продолжается неделями и месяцами, могут появиться другие симптомы. Они всем известны, но их не туда адресуют. Болит голова, говорят о голове, живот — о желудке, запоры и поносы — о кишечнике, сердце — о сердце. Я уже не упоминаю о повышении артериального давления, говорят — гипертензия. В действительности же, по крайней мере вначале, это все перетренировка «системы напряжения». Это сигнал к отключению, и одним вечером и выходным днем уже не отделаться, нужно больше.

ФИЗКУЛЬТУРА И ЗДОРОВЬЕ

Пожалуй, первый пункт программы «физкультура» требует уточнения: большие или малые нагрузки. Когда 30 лет назад я опубликовал свой комплекс гимнастики и идею о необходимости больших нагрузок, многие врачи были недовольны, а выражение «бег к инфаркту» применялось и ко мне, хотя я тогда о беге не говорил. Специалисты по лечебной физкультуре тоже считали, что большие нагрузки не нужны и даже опасны. Комплексы занятий, которые печатаются постоянно в разных журналах, как правило, очень легки.

С течением времени взгляды стали меняться. Уже разрешают бегать после инфаркта, говорят, что пульс после нагрузки должен достигать 120 в 1 мин. И в самом деле:

если вспомнить, сколько килограммометров выдавал пахарь за плугом, или землекоп, или охотник, то что стоят наши 20—30 мин? Или даже бег? Нет, для здоровья необходимы достаточные нагрузки. Иначе они не нужны совсем.

Думаю, что после всего сказанного о тренировке излишне защищать необходимость физкультуры вообще.

Могу повторить лишь трафаретные обоснования. Укрепляет мышцы. Сохраняет подвижность суставов и прочность связок. Улучшает фигуру. Повышает минутный выброс крови и увеличивает дыхательный объем легких. Стимулирует обмен веществ. Уменьшает массу тела. Благотворно действует на органы пищеварения. Успокаивает нервную систему. Повышает сопротивляемость простудным заболеваниям.

После такого убедительного списка, который все знают, почему бы людям не заниматься физкультурой?

А они не занимаются. Требуют более веских доказательств. Тут еще, порой, врачи портят дело своими догмами, щажением, формулой: «Не навреди». Врачи боятся физкультуры. Умрет больной со стенокардией дома, в постели — все нормально. «Организм не справился», все делалось как нужно. Представьте, прописал бы ему врач бег трусцой, а больной возьми и помри на дорожке? Что бы сказали родственники да и коллеги-врачи? «Навредил». Кто может утверждать, что лекарства никогда не вредят?

Вот что теперь нужно для физкультуры: узаконить правомочность ее как метода профилактики и лечения. Начнем с некоторых общих идей. Тренировочный эффект любого упражнения, любой функции пропорционален продолжительности и степени тяжести упражнения. Превышение нагрузок, приближение их к предельным сопряжено с опасностями, так как перетренировка — это уже болезнь. Мощность и длительность тренировки действуют по-разному и должны учитываться отдельно: тренировка на силу и на длительность функции. Важнейшее правило тренировки — постепенность наращивания того и другого, то есть величины и длительности нагрузок. Поэтому темп наращивания того и другого должен выбираться с большим запасом, «с перестраховкой», чтобы ориентироваться на самые «медленные» органы. Кривая увеличения нагрузок приближается к 8-образной. При низкой исходной тренированности прибавления должны составлять 3—5 % в день к достигнутому уровню. Верхних пределов возможностей достигать не нужно, уверен, что они вредны для здоровья.

Тренировка может преследовать различные частные цели, и в зависимости от них меняется методика. Это касается не только спортсменов, но и больных. Для одного в центре внимания — разработка сустава после операции или тренировка мышц после паралича, для другого — лечение астмы задержкой дыхания по К.П. Бутейко, третьему нужно согнать лишний жир. Большинству, однако, необходимо тренировать сердечно-сосудистую систему, чтобы противостоять «болезням цивилизации» — общей детренированности. Во всяком случае, сердце тренируется при любых занятиях физкультурой и об этом никогда нельзя забывать.

Хочу дать практические советы:

Первый пункт: нужен ли врач?

Большинство популярных брошюр о физкультуре говорит, что нужен. Проще всего это сказать и мне, перестраховаться. Но я такого совета давать не буду. И причина самая простая: нет практической возможности попасть к врачу, понимающему физкультуру.

Единственный орган, который действительно подвергается опасности при физических нагрузках у детренированного человека, — сердце. Однако при соблюдении самых элементарных правил и эта опасность минимальна, если человек еще не страдает заболеваниями сердечнососудистой системы. А если страдает? Вот тогда он уже «подмочен» в этом плане, никуда не денешься, нужно идти к врачу-кардиологу: пусть он посмотрит и «даст добро».

Но вся беда в том, что в большинстве случаев он «не даст!» Скажет: «Все-таки это небезопасно. Лучше воздержитесь».

Обязательно нужна консультация людям с пороками сердца, перенесшим инфаркты, тяжелым гипертоникам со стойко высоким давлением (выше 180 по максимальному и 100 по минимальному), больным со стенокардией, требующей постоянного лечения. И, пожалуй, все.

Главная предосторожность — постепенное прибавление нагрузок. Ни в коем случае не спешите скорее стать здоровым! «Бег к инфаркту!» — вещь реальная.

Второй пункт: проверка исходной тренированности.

Она определяется по уровню работоспособности сердечно-сосудистой и дыхательной систем.

Прежде всего нужно знать свой пульс в покое. По пульсу в положении сидя уже можно приблизительно оценить сердце. Если у мужчины он реже 50 — отлично, реже 65 — хорошо, 65—75 — посредственно, выше 75 — плохо. У женщин и у юношей этот показатель примерно на 5 ударов чаще.

Потом спокойно поднялись на четвертый этаж и сосчитали пульс. Если он ниже 100 в 1 мин — отлично, ниже — 120 — хорошо, ниже 140 — посредственно. Выше 140 — плохо. Если плохо, то никаких дальнейших испытаний проводить нельзя и нужно начинать тренировку практически с нуля. Об этом еще пойдет речь.

Следующей ступенью испытания себя является подъем на 6-й этаж, но уже по времени. Сначала за 2 мин — это как раз нормальный шаг. И снова — подсчет пульса. Тем, у кого выше 140 больше пробовать нельзя: нужно тренироваться.

Настоящие тесты предусматривают расчет потребления кислорода в кубических сантиметрах за 1 мин на 1 кг массы тела или работу в килограммометрах в 1 мин на 1 кг массы тела за 4 мин максимальной нагрузки. Соотношение между кубическими сантиметрами потребляемого кислорода и килограммометрами такое: 1 кгм — 2,33 см3 О2.

Строго научное определение максимальной работы или потребления кислорода проводят в специальных лабораториях на аппарате велоэргометре, который представляет собой велосипед, закрепленный на станине, с тормозом, позволяющим создавать сопротивление. С помощью электрокардиографа у испытуемого постоянно регистрируют ЭКГ. Есть указатель частоты пульса. Можно определять потребление кислорода, если дышать в газоанализатор, но это довольно тяжело, к этому нужно привыкнуть. Поэтому чаще всего потребление кислорода высчитывают по эквивалентам работы, а мощность выражают в ваттах.

Мне кажется, что самым простым и безопасным способом является использование лестницы. Спуск учитывают за 30 % подъема, так что 3 этажа со спуском нужно считать за 4. Суть исследования состоит в том, чтобы «работать» 4 мин, поднимаясь на 1—2 этажа и снова спускаясь. Потом следует остановиться и сосчитать пульс. Разница в том, сколько этажей вы прошли за эти 4 мин: 5 или, например, 20. Высоту этажей можно принять в среднем за 3,5 м. Расчет килограммометров в минуту после этого не представляет труда. Спуски учитывают умножением на 4/5.

(Число этажей за 4 мин)х3,5/4минх4/5                 кгм/мин на 1 кг массы тела.

Начинать нужно с медленного темпа: приблизительно 60 ступенек за 1 мин. За 4 мин поднимитесь и спуститесь приблизительно на 9 этажей. Если пульс достигает 150 в 1 мин, то это и есть ваш предел — 10,7 кгм/мин или 25 см3/мин/кг.

Существует масса всевозможных проб для определения тренированности сердца. Они отличаются не только величиной нагрузки, но и длительностью, поэтому их результаты трудно сравнимы. Вот две короткие пробы, приведенные в брошюре Е. Янкелевича «Берегите сердце».

Проба с приседаниями. Встаньте и основную стойку, поставим ноги имеете (сомкнув пятки и разведя носки), сосчитайте пульс. В медленном темпе сделайте 20 приседаний, поднимая руки вперед, сохраняя корпус прямым и широко разводя колени в стороны. Пожилым и слабым людям, приседая, можно держаться руками за спинку стула или край стола. После приседаний снова сосчитайте пульс. Превышение числа ударов пульса после нагрузки на 25% и менее считается отличным. От 25 до 50% — хорошим, 50—75% — удовлетворительным и свыше 75% — плохим. Увеличение количества ударов пульса вдвое и более указывает на чрезмерную детренированность сердца, его очень высокую возбудимость или на заболевание.

Проба с подскоками. Предварительно сосчитав пульс, станьте в основную стойку, поставив руки на пояс. В течение 30 с сделайте 60 небольших подскоков, подпрыгивая над полом на 5—б см. Затем снова сосчитайте пульс. Результаты оценивают так же, как и в пробе с приседаниями. Проба с подскоками рекомендуется для молодых людей, работников физического труда и спортсменов.

Осторожный автор, который, правда, имеет дело с больными сердечно-сосудистыми заболеваниями, предупреждает, что, перед тем как пробовать, нужно сходить к врачу. Я думаю, что он перестраховался: для этих проб никаких врачей не нужно. Правда, я бы сделал одно примечание: людям с явно нездоровым сердцем нужно сначала попробовать половинную нагрузку — 10 приседаний или 30 подскоков и, если пульс участился не более чем на 50% по сравнению с покоем, пробовать полный тест.

Американец К. Купер создал очень хорошую систему физической тренировки. Я уже упоминал об этом. Для предварительного и последующего контроля тренированности К. Купер разработал и обосновал научными исследованиями два теста: 12-минутный и полуторамильный. Не буду их приводить, поскольку не видел чтобы кто-нибудь ими пользовался.

Вместо этого привожу таблицу физиологических показателей при различной степени тренированности и нагрузках до частоты пульса 150 на протяжении 4-минутного исследования. Таблица составлена по данным Купера для возраста до 30 лет.

Людям в возрасте до 50 лет нужно стремиться к «хорошо» и «отлично», от 50 и до 70 лет — «хорошо» и «удовлетворительно», однако и «отлично» вполне достижимо. Для людей старше 70 лет достаточно удовлетворительных показателей, но не стоит отказываться от «хорошо».

Таблица 2. Физиологические показатели при различной степени тренированности

Степень тренированности Количество этажей лестницы
за 4 мин.
Кгм (мин) кг Вт Максимальное потреблеие кислорода
Очень плохая Меньше
7
Меньше
10
Меньше
150
Меньше
25
Плохая 7 10—14 150 25—33
Удовлетвори­тельная 11 14‑18 225 33‑42
Хорошая 15 18‑21 300 42‑50
Отличная Больше
15
Свыше
21
Свыше
300
Свыше
50

Подход к физкультуре представляется мне таким. Следует выделить два главных направления физических упражнений.

Первое и важнейшее: повышение резервов сердечно-сосудистой и дыхательной систем («подсистемы газообмена», о которой много говорилось).

Второе: поддержать на некотором уровне функцию мышц и суставов.

Значимость обоих направлений различна в зависимости от условий жизни, характера работы и возраста, а также устремлений человека. Им соответствует общая тренированность к физической работе всех «обеспечивающих» органов.

Скромная цель и доступные средства — вот что нужно для начала. Однако уж не чересчур легкая. Не слушайте рекомендации, в которых пишут, что здоровье можно обрести, сделав 5—10 упражнений по 5—6 движений руками или ногами, что достаточно пройти в день километр за 20 мин. Это практически бесполезно. Есть некоторый минимум нагрузок, ниже которого идти нельзя. Если уж и их не осилите, то больше и не пробуйте.

Поэтому первое, что я рекомендую начинающему тренировку, это взять таблицы «аэробики» К. Купера и для начала выбрать себе по вкусу шестинедельный подготовительный курс ходьбы. Для этого нужно выбрать дорогу в парке или более тихом квартале длиной приблизительно 1 или 2 км. Также нужно определиться в отношении длины шага. Потом это пригодится при изменении маршрутов.

Можно начать тренировки с моего комплекса гимнастики или с любого другого. Для сердца не имеет значения, какие мышцы работают, для него важна потребность в кислороде, которую предъявляет организм во время нагрузки, и продолжительность упражнений. Вводная тренировка тренирует сердце по обоим факторам.

Нельзя требовать большой мощности у ослабленного субъекта даже на короткое время. Также нельзя сразу давать длительную, хотя бы и небольшую, нагрузку. В этом случае сердце не страдает, но мышцы не выдерживают, болят.

При проведении подготовительного шестинедельного курса не следует допускать, чтобы пульс учащался более чем до 130 в 1 мин, во всяком случае, людям, которым уже за сорок. Но не следует и лениться. Пульс 100—110 необходим.

Теперь давайте прикинем, каким выбором нагрузок мы располагаем, и попытаемся сравнить их по пятибалльной системе (табл. 3). Чем выше балл, тем лучше. Потом можно выбрать: кому, что и сколько.

Место по значимости Вид нагрузки Эффект для сердца Эффект для суставов и мышц Безопа­сность. Удоб­ство контро­ля. Точн­ость дозир­овки Основ­ное время Допол­нитель­ное время на подго­товку Требо­вание внеш­них усло­вий Инте­рес. Скука Сумма бал­лов
Моло­дые Пожи­лые
6 3 Ходьба 3 1 4 1 4 3 2 18
2 4 Бег по дорож­ке 5 32 5 2 2 2 2 21
5 2 Бег на месте 4 2 5 3 5 5 1 25
3 1 Гимна­стика 3 5 4 2 5 5 2 26
4 5 Плава­ние, вело­сипед 4 2 2 3 1 1 3 16
1 6 Спор­тивные игры 3 5 1 2 1 1 5 18

Рассмотрим эту таблицу, прежде всего, показатели для сравнения, что они означают и как трактуются.

1. Тренировочный эффект на сердце и легкие. Самый хороший при беге, но и все другие тоже неплохие, если задать такой темп, который участит пульс до 110—120 в 1 мин.

2. Эффект на суставы — наибольший при гимнастике и играх. Игры еще совершенствуют нервные механизмы управления движениями — координацию, реакцию. Это немаловажно для некоторых профессий или, например, для автолюбителей.

3. Степень безопасности упражнений определяется равномерностью нагрузки, возможностью точно дозировать ее, отсутствием чрезмерных эмоций и возможностью в любой момент остановиться и даже сесть.

Бег на месте стоит выше всех других видов, потом гимнастика — дома, разумеется, потом ходьба. Игры на последнем месте.

4. Основное время — продолжительность самих упражнений, взятая с усреднением, так как некоторые виды упражнений заведомо нерегулярны. Ходьба, конечно, самая длительная, а бег — самый короткий.

5. Дополнительное время на сборы и одевание (пока дойдешь до места, приготовишься). Для домашних упражнений сборы минимальны. На ходьбу дан хороший балл, потому что ее можно совмещать с дорогой на работу, а собираться все равно нужно. Больше всего времени требуют спортивные игры и плавание. Объяснений это не требует. Трудно организовать.

6. О внешних условиях уже много говорилось. Самые «нетребовательные» виды, которыми можно заниматься дома: гимнастика, бег на месте. Ходьба тоже имеет приличный балл, потому что все равно нужно ходить по улице.

7. Интерес и скука не требуют пояснений, за исключением одного замечания; бег на месте тоже очень скучен, но его можно скрасить телевизором или радио. Бегать по кругу в сквере очень скучно. Ходить чуточку веселее, потому что можно иметь цель — на работу, домой, по сторонам можно смотреть. Игры — самое веселое занятие.

Если подсчитать баллы, то на первые места выходят «домашние» упражнения — гимнастика и бег на месте. Этого и следовало ожидать — меньше всего времени, никаких условий, никаких посторонних взглядов, включи телевизор и работай. Лишь бы жильцы этажом ниже не протестовали.

Однако расхождение в баллах получилось не такое уж большое. Это значит, что все виды упражнений вполне полноценны, на выбор влияют дополнительные факторы. Оценка их очень индивидуальна. Впрочем, у каждого человека свои собственные оценки показателей. Представленные в таблице баллы — нечто среднее, больше соответствует человеку среднего возраста, живущему в большом городе. Значимость различна для молодых и пожилых.

Теперь следует поговорить о каждом виде упражнений. Не столько писать методику, сколько высказать соображения.

Ходьба. Самая что ни на есть естественная нагрузка. Тренировочный эффект определяется расстоянием и учащением пульса.

Чтобы иметь удовлетворительную тренированность, если верить Куперу, нужно ходить не меньше часа и покрывать расстояние почти 6,5 км. Надо очень быстро и напряженно идти. Стоит замедлить шаг до 5 км, нужно уже проходить 10 км каждый день. Такие расстояния нереальны. Времени нет, разве что у пенсионера. Поэтому ходьба как единственный метод тренировки хороша в качестве вводного курса, незаменима для восстановления сил после болезней, вполне пригодна для пенсионеров, у которых много времени.

В таблице баллов опущен важный фактор — свежий воздух. Оценить его довольно трудно, и механизмы воздействия на организм неясны, потому что кислорода и углекислоты в комнатном воздухе ровно столько же, сколько на улице. Но действие свежего воздуха отрицать нельзя. Может быть, ионы? Был такой профессор А. Чижевский, который придавал им огромное значение, но весомых доказательств привести не удается. Так получается, что тренировка ходьбой пригодна для людей, имеющих много свободного времени.

Но все «несвободные» тоже должны помнить: не ждать автобус, чтобы выиграть 10 мин времени, а идти пешком.

Ходить нужно только быстро, всегда быстро, чтобы пульс учащался хотя бы до 100. Если за день проходить скорым шагом 4—5 км, уже лучше, чем ничего. Правда, это не дает 30 очков, как рекомендует Купер, но и половина тоже кое-что прибавляет.

«Бег по дорожке». Так официально называется этот вид тренировки, хотя бегают горожане, где нет дорожек, а в деревне, где их сколько хочешь, никто не бегает, считают — «блажь». Неважно где, важно — бегать. В последние годы больше всего написано именно о беге, с легкой руки новозеландца Г. Гильмера. «Бег ради жизни», «Бег к инфаркту» — это реакция на его книгу.

Медики восприняли бег весьма критически. Опасения и сейчас еще не рассеялись, хотя уже дают разрешения на бег даже перенесшим инфаркты, не сразу, конечно, через полгода-год. Если сравнить, сколько напечатано о пользе бега, особенно о беге «трусцой», и сколько людей бегает, то КПД получается очень низкий. На одну книжку по одному бегуну не придется. Почему бы?

Да все по тем же «тормозящим факторам»: нужно одеваться, дождь, стесняются, негде. Самого главного фактора в таблице нет, потому что он «работает» на всех видах нагрузки, — лень. Почему-то на беге она отражается сильнее, чем на других.

Несомненно, бег — «король тренировки». Работает много мышц, дыхание не стеснено, нагрузка ровная, дозировка ее удобная — от самого медленного бега «трусцой» (5 км/ч) до любой скорости, пожалуйста. Правда, азарт немножко подводит: некое легкомыслие появляется, и скорость можно нарастить больше, чем следует. Для молодых только хорошо, а пожилым и больным можно и переборщить. Еще суставы, стопы болят часто: пока втянешься, скорее бросишь… Но и это от несоблюдения главного правила любой тренировки — постепенности. Беда, что именно в беге это правило легче всего нарушается. Скука приходит позднее, когда привыкнешь.

Много всяких советов дано, как бегать. Боюсь, что я и не помню все. Придется положиться на свой опыт. О постепенности уже сказано. Она отражена в таблицах — сколько в какую неделю. Ни в коем случае не спешить! Особенно людям в возрасте. Не нужно скорости — важен сам бег. «Джоггингом» называют медленный бег по-английски, от глагола «трястись».

Это совсем не значит, что трусца всегда лучше настоящего бега. Кто уже научился на медленном темпе, кто достаточно здоров, пусть бегает быстро. Чем быстрее, тем больше уровень тренированности, поскольку он достигается мощностью. Есть нормальный бег, не быстрый и не медленный, со скоростью 9—10 км/ч. Пробегать 2 км ежедневно за 12 мин — этого для минимума достаточно.

Ведутся всякие разговоры о разминке, можно ли есть и пить до и после нее или нельзя, и даже, что именно есть, наступать ли на носки или на пятки. Надо просто бегать. Никаких разминок не требуется, никаких дополнительных, плановых калорий для занимающегося физкультурой не нужно. Это же не спорт, где «накачивают» белки и калории, чтобы мышцы быстрее нарастали. Вообще советы для гигиенических упражнений часто дают с позиций именно спорта, забывая, что это «типичное не то», что 20 и даже 40 мин ежедневных занятий — это не тренировки спортсменов. Тут как бы сбросить килограммы, а не то что бояться их потерять от четверти часа бега. Еще раз — никаких добавок пищи на физкультуру! Все советы — как питаться, о сырых овощах, о сдержанности — остаются в силе, как и без бега.

Дыхание имеет значение, но не очень большое. Я уже высказывался против специальных дыхательных упражнений, рекомендуемых для профилактики кислородного голодания. Не нужно его бояться. Запыхались, придержите темп и восстановите дыхание. Кончилось время или дистанция, пройдитесь немного шагом и дышите как дышится, лучше меньше, чем больше. Излишек углекислоты в крови как раз способствует расширению сосудов, и кислородный долг скорее исчезнет.

Хорошо приучить себя дышать носом во время бега. Но это совсем не просто и придет только со временем. Дыхание носом хотя и труднее, кажется менее эффективным, но зато тренирует диафрагму, приучает дыхательный центр к излишкам углекислоты. Зимой защищает трахею и бронхи от прямого попадания холодного воздуха. Вообще полезно. Но при быстром беге — не хватает.

Гораздо важнее следить за пульсом. Сразу после остановки нужно подсчитать пульс за 10 или 15 с. Не каждый раз, разумеется, а для пробы, как реагирует сердце на заданный темп бега. Не следует допускать частоту пульса более 140 в 1 мин, по крайней мере у людей после сорока. При неполноценном сердце достаточно и 120—130 и даже 100 в 1 мин.

Очень важна постепенность наращивания скорости и расстояний, но ее нужно дополнить правилами контроля пульса. Вопрос обуви потерял актуальность после распространения кроссовок.

Одежда менее важна. Не нужно одеваться тепло, наоборот, как можно легче: быстрее будете бегать, если холод подгоняет. Бегать можно в любую погоду, если одеться соответственно. Особенно неприятны ветер и дождь, но если промокнете, то за 10—20 мин не простудишься. Но незакаленному лучше оберегаться. К сожалению, именно из-за пропусков по погоде чаще всего и кончается увлечение бегом. В связи с этим: сколько раз в неделю бегать? Я бегаю каждый день. У К. Купера — разные режимы, от 3 до 5 раз в неделю, но не реже. Важно, чтобы набрать заданное число очков.

Ничего не могу сказать: кто как на себя надеется… Излишний педантизм ни к чему, но только при одном условии: когда бег по дорожке неприятен из-за погоды, его заменяют другой полноценной нагрузкой дома.

Бег на месте. Хороший способ общей тренировки, хотя плохо дозируется, так как легко сделать подскоки облегченными: достаточно поднять стопу на ’15 см вместо 20, и треть нагрузки пропала. «Трусца на месте» — плохой заменитель настоящей трусцы. Но не нужно преувеличивать недостатки, так как есть хороший метод контроля — частота пульса.

Самое простое правило: частота пульса должна удваиваться по сравнению с покоем. Однако лучше не идти выше 140, да этого и нелегко достигнуть. Во всяком случае, частота пульса менее 120 в 1 мин свидетельствует о том, что бег на месте неэффективен и нужно прибавить темп. Не следует обращать большое внимание на частоту шагов в таблицах, пульс гораздо важнее. Если чего не доберете по высоте подъема, компенсируйте частотой опять-таки до нужных пределов пульса. В общем, важно выработать свой собственный темп, обеспечивающий необходимую мощность, и постепенно доводить время до заданного таблицей предела. Правила дыхания остаются в силе.

Кстати, нужно научиться примерно определять частоту пульса по степени одышки. У меня было 120.

Гимнастика. Я понимаю под ней, конечно, не снаряды, а только вольные движения, однако, если есть, где повесить турник, это совсем неплохо. Гантели тоже хорошо, они позволяют легко повысить мощность упражнений. Тем более, что именно мощности как раз и недостает в гимнастике для общей тренировки. Зато она имеет другое преимущество: разрабатывает суставы, укрепляет связки и мышцы. Если правильно выбрать комплекс движений, то можно поддерживать подвижность суставов в любом возрасте.

Комплексов упражнений предложено миллион. Если обратиться к литературе по физкультуре, то можно найти сложнейшие комплексы по 40—50 видов упражнений. Для первой недели — один, для второй — другие и так без конца. Доказывают, что каждой мышце нужно свое движение. Не будем придираться, на то есть специалисты, чтобы придумывать и усложнять. По радио и по телевидению тоже часто меняют виды упражнений.

Не надо сложных комплексов для гигиенической гимнастики. Нечего голову забивать. Пусть человек нагибается или приседает, и дайте ему в это время думать о другом или слушать последние известия, а не вспоминать, чем после чего двигать.

Но зато нужно другое, чего нет в этих комплексах: много раз повторять движения максимального объема.

По поводу необходимого количества движений в каждом упражнении есть такие соображения. Подход должен быть разный, в зависимости от состояния суставов и возраста. Можно выделить три состояния сустава. Первое, когда он в полном порядке и гимнастика нужна для чистой профилактики.

Второе состояние наступает годам к сорока, немного раньше или немного позже. В суставах уже есть отложения, и они дают о себе знать: периодически появляется боль, объем движений ограничен. Через некоторое время, с лечением или без него, боль проходит, и человек может забыть о суставе даже на несколько лет. Особенно это касается позвоночника: так называемые радикулиты, дискозы, ишиалгии и много других названий. Не в названиях дело: болит спина, мешает согнуться, повернуться — в разной степени, вплоть до полной неподвижности. Иногда появляется боль в шее, иногда дышать больно.

Третье состояние — совсем плохое. Когда сустав болит часто, почти постоянно и определенно мешает жить и даже работать. При рентгенологическом исследовании в нем находят изменения.

По собственному опыту знаю, что единственным надежным средством профилактики возрастных поражений суставов является их упражнение. Сдержанное отношение врачей к этому методу объясняется, на мой взгляд, просто:

обычная лечебная гимнастика не дает необходимых нагрузок и поэтому недейственна. 10—20 движений — это ничтожно мало, а в большинстве комплексов приводятся именно такие цифры.

Гимнастика для здоровья — это тренировка суставов и в меньшей степени мышц. Тем не менее можно усилить ее общеукрепляющее действие с помощью гантелей, и тогда она окажется достаточной нагрузкой для поддержания здоровья.

Интенсивность упражнений для суставов должна определяться их состоянием. Мне кажется, что для чистой профилактики будущих поражений, то есть пока суставы «вне подозрений» и возраст до 30 лет, достаточно делать по 20 движений в каждом упражнении. При втором состоянии, когда уже появляется боль, а также в возрасте за 40 нужно гораздо больше движений — мне представляется от 50 до 100. Наконец при явных поражениях суставов (а если болит один, то можно ждать и других) нужно много движений: по 200—300 на тот сустав, который уже болит, и по 100 — на те, которые ждут своей очереди.

Знаю, что врачи скажут: «слишком много». Но разрешите спросить, сколько раз в день обезьяна двигает своими суставами?

Сколько раз сгибает позвоночник человек сидячего труда? Когда шнурки завязывает? Прикиньте: раз 10—20 в день сгибает спину, не больше. Поэтому не нужно бояться этих сотен движений, они далеко не компенсируют ущерб природе суставов, нанесенный цивилизацией.

Для развития мышц нужны не только движения, но и сила. От быстрых движений с небольшой нагрузкой мышцы тренируются на выносливость, но их объем возрастает незначительно.

Нет нужды придумывать сложные упражнения и менять их часто. Для упрощения дела важно, чтобы они запомнились до автоматизма, чтобы делать быстро и не думать. Свой комплекс я сформировал 35 лет назад и он мало изменился.

Вот основной комплекс упражнений с тех пор (при условии, что есть еще другие нагрузки — бег).

1. Стоя, согнуться вперед, чтобы коснуться пола пальцами, а если удается, то и всей ладонью. Голова наклоняется вперед—назад в такт с наклонами туловища.

2 Сгибания позвоночника в стороны. Ладони скользят по туловищу и ногам, одна — вниз до колена и ниже, другая — вверх до подмышечной ямки. Голову поворачивать справа налево.

3. Поднимание рук с забрасыванием ладоней за спину, чтобы коснуться противоположной лопатки. Кивки головой вперед—назад.

4. Вращение туловища справа налево с максимальным объемом движения. Пальцы сцеплены на уровне груди, руки двигаются в такт с туловищем, усиливая вращения. Голова тоже поворачивается в стороны в такт общему движению.

5. Поочередное максимальное подтягивание ног, согнутых в колене, к животу в положении стоя.

6. Перегибание через табурет максимально назад—вперед с упором носков стоп за какой-нибудь предмет — шкаф или кровать. Кивательные движения головой.

7. Приседания, держаться руками за спинку стула.

8. Отжимание от дивана.

9. Подскоки на одной ноге.

Примечание: последние два года комплекс гимнастики был изменен в порядке проведения эксперимента. О нем я расскажу в конце.

Каждое упражнение делаю в максимально быстром темпе и по сто раз. Весь комплекс занимает 25 мин.

Из перечня видов упражнений остались еще плавание, езда на велосипеде и спортивные игры. Поскольку я не умею ни плавать, ни ездить на велосипеде, то тут я судья плохой и никаких комментариев к таблице оценок давать не буду.

Чтобы закончить с физкультурой, осталось дать рекомендации. Для этого я привожу упрощенные таблицы Купера. Главное упрощение: в них полностью отброшены возрастные особенности. Для всех здоровых, кто моложе 30 лет, годятся эти таблицы. Подготовительный курс обязателен для всех новичков. Это подготовка не только сердца, но и суставов и мышц. Иначе возможны растяжения, боль, и упражнения будут отложены на недели или насовсем.

30 очков Купера — минимальная нагрузка. Если добывать их ходьбой, то требуется до часу времени в день, а если бегать на улице и быстро, то всего минут 15; бег на месте дома — 20 (в зависимости от темпа). Повторяю: пульс должен учащаться при быстром беге до 120—130, не меньше. Быстрый бег для пожилых людей тяжеловат и небезопасен из-за возможности падений. Для них лучше не спешить, бегать «трусцой» со скоростью б—7 км в 1 ч, 25—30 мин. Пульс должен быть 110. Дома и пожилым людям можно бегать в хорошем темпе.

Гимнастика, которую делаю я, если заниматься ежедневно в высоком темпе, за 25 мин тоже дает приблизительно 30 очков. Не всем нужно столько движений, тогда можно сокращать их число, но меньше чем по 20 раз делать бесполезно — не будет эффекта. Уменьшая гимнастику наполовину, нужно добавлять бег на месте на 10 мин, но даже и при полной норме — 1000 движений — желательно добавлять, по крайней мере, 5 мин бега на месте в максимальном темпе для гарантии достаточности общетренировочного эффекта (это если не бегать).

«Втягиваться» в гимнастику нужно так же постепенно, как и в любые другие виды нагрузок. Начинать надо с 10 движений и потом прибавлять по 10 каждую неделю. Если бег на месте рассматривается как дополнительная нагрузка, то начинать нужно с 1 мин и прибавлять по минуте в неделю — до 5 или 10 мин, как решите.

Вообще эта возня с минутами и расстояниями в метрах кажется чересчур скрупулезной и педантичной. Думаю, что практически никто не будет строго придерживаться приведенных цифр, но они нужны для ориентировки, чтобы подчеркнуть постепенность и наметить рубеж необходимой нагрузки.

Людям пожилым, которые не очень крепко стоят на ногах, я рекомендую заниматься на полную сумму очков, но дополнительно ходить пешком со скоростью, на которую они способны.

Как уже говорилось, при любой хронической болезни, кроме заболеваний сердца, можно заниматься физкультурой, только нужно соблюдать осторожность и постепенность. Для большинства больных с патологией сердца физкультура тоже совершенно необходима, однако нужно разрешение врача. Самое безопасное для них — это ходьба. Купер дает специальное расписание тренировки на 32 нед.

Мы для своих оперированных больных тоже применяем этот цикл. После болезни сначала нужно ходить, потом перемежать шаг легкими пробежками, потом удлинять их и сокращать ходьбу. Нужно очень следить за частотой пульса: начинать со 100 и не допускать его увеличения более 120 в 1 мин.

Уровень тренированности нужно проверять после окончания предварительного шестинедельного курса. Если тренируетесь после болезни, то лучше вообще не делать этого. Можете наблюдать за собой, как поднимаетесь по лестнице. Купер пишет, что на лестнице можно набрать сколько угодно очков, если будете мотаться взад-вперед. Но нагрузки, которые он приводит в таблице — солидные. Чтобы набрать дневное количество в 4,7 очка, нужно отсчитать за б мин 600 ступенек! В общем, если минут десять в день ходить по этажам через две ступеньки, то это даст вполне достаточную тренировку, после которой можно и альпинизмом заниматься. Человеку, который печется о своей тренированности, лифтом вообще пользоваться не следует, так же, как и другим транспортом, если на дорогу уйдет не более 5 мин. Для таких отрезков ожидание транспорта и трата нервов превышают выигрыш в несколько минут времени.

Пожалуй, на этом можно закончить с физкультурой.

Здоровье и секс. Запутанный это вопрос — влияет ли секс на здоровье? На счастье влияет точно, а чтобы прямо возбуждал или тормозил сердце, легкие, другие органы — сомнительно. Это жизнь показывает: воздерживаются люди и живут, не болеют, но кажется умирают все-таки раньше, чем женатые. Инстинкт продолжения рода — один из самых сильных. Он состоит из двух потребностей — в детях и сексе.

Значимость каждой биологической потребности как фактора мотивации любых действий зависит от трех «координат».

Первое: ее биологический ранг, в какой степени она влияет на сохранение вида. В перечне трех главных инстинктов — питания, продолжения рода и защиты —секс делит первое место с питанием.

Второе: от степени насыщения потребности. Абсолютный голод или смертельная опасность в данный момент сразу же выступают на первый план, а будучи удовлетворенными отступают на задний. То же касается и секса: у животных во время течки он приоритетен.

У человека такая зависимость выражена меньше, то тоже есть.

Третье: уровень тренированности разный, как аппетит или храбрость. Для секса действует еще и четвертый фактор: возраст. Наконец, очень выражены индивидуальные различия: есть люди страстные и есть холодные. Так же, как есть жадные и добрые.

Излишняя выраженность любой биологической потребности вредна для здоровья: нарушается гармония, сознание переключается на страсти. В результате чем-нибудь человек пренебрегает или злоупотребляет. Это может касаться питания, физической нагрузки и больше всего — психического равновесия. Избыточность половой потребности выражается в сексуальных излишествах и это несомненно вредно для здоровья, поскольку истощает психику и даже физическое здоровье. С этим согласны большинство медиков. Наоборот, половое воздержание не нашло однозначной оценки. Вопрос стоит так: насколько можно «детренировать» половую потребность без ущерба для здоровья? Видимо существует отрицательная обратная связь между накоплением продуктов деятельности половых желез — яичек и яичников — на вегетативные центры нервной системы и гормональную деятельность надпочечников. То есть, когда эти продукты накапливаются, это повышает желание, но после некоторого предела накопления наступает обратное действие — торможение желания, человек «отвыкает».

Существуют высказывания, что половое воздержание способствует творческой активности. Сублимация по Фрейду имеет к этому отношение. Некоторый резон в воздержании есть: неудовлетворенное желание постоянно активирует мозг и тем самым способствует решению любых задач, включая и творческие. Причем действует из подсознания, так что «сексуальная озабоченность» не обязательна.

Норма половых сношений гигиеной не определена. Называют цифры от 1 до 7 раз в неделю. Может быть и так. Проще всего соблюдать норму в супружеской верности: минимум потребности отработается, а максимуму противодействует адаптация.

В заключение я просто обязан просветить людей — «потребителей» медицины — как им сосуществовать с ней, чтобы подольше пожить и меньше терпеть несчастий от болезней. Конечно, этому можно посвятить целую книгу, но я дам хотя бы несколько советов.

Перечислю прямо по пунктам.

1. Не надейтесь, что врачи сделают вас здоровым. Они могут спасти жизнь, даже вылечить болезнь, но лишь подведут к старту, а дальше — полагайтесь только на себя. Я никак не преуменьшаю могущество медицины, поскольку служу ей всю жизнь. Но также знаю толк в здоровье — теоретически и практически. По этому поводу похвастаю: уже полтора года провожу эксперимент на себе — три часа занятий физкультурой с гантелями и бег. Испугался старения после восьмидесяти: когда в Бога и загробную жизнь не веришь, то умирать страшно.

Врачи лечат болезни, а здоровье нужно добывать самому, тренировкой. Потому что здоровье — это «резервные мощности» органов, всей нашей физиологии. Они необходимы, чтобы поддерживать нормальные функциональные показатели — в покое и при нагрузках — физических и психических. А также чтобы не заболеть, а заболев, по возможности, не умереть.

К примеру, чтобы кровяное давление и пульс не повышались больше чем в 1,5 раза при выполнении упражнений или беге, а неизбежная одышка быстро исчезала. Чтобы не бояться сквозняка, а простуды быстро проходили без лекарств, сами собой. И вообще, чтобы хорошо работалось, спалось, «елось и пилось».

Эти «мощности» добываются не лекарствами, а только тренировкой, упражнениями, нагрузками. И еще работой и терпением.

2. Что такое болезнь чувствует каждый. Досадное расстройство различных функций, мешающее ощущать счастье и даже жить. Причины тоже известны: внешние «вредности» (инфекция, экология, но также и общественные потрясения), собственное неразумное поведение. Иногда — врожденные дефекты.

Утверждаю: природа человека прочна. По крайней мере у большинства людей. Правда, мелкие болезни неизбежны, но серьезные чаще всего от неразумного образа жизни: снижение резервов в результате детренированности. Внешние условия, бедность, стрессы — на втором месте.

Болезней слишком много. При некоторых из них, довольно распространенных, человек чувствует себя прилично, а опасность уже на пороге и нужно-таки лечиться и постоянно. И только у врачей, а не у целителей и экстрасенсов.

Вот они: артериальное давление выше 200 мм рт. ст. Инсульт вполне реален. Необходимо наблюдать за собой, самому измерять давление и пить таблетки, когда оно зашкаливает за 190.

Сердце. Коронарная болезнь. Если приступы боли (стенокардия) ежедневные и требуют лекарств — ожидай инфаркта. Нужно сделать специальное рентгенологическое исследование венечных сосудов, а может и операцию. Постоянная мерцательная аритмия, — как минимум нужно ежедневно принимать таблетку аспирина для замедления свертываемости крови. Другие аритмии не опасны, не бойтесь.

Сахарный диабет нужно лечить тщательно — как назначит врач.

При образовании камней в желчном пузыре, тем более желтухе и воспалении, операция безотлагательна. То же и при камнях в почках.

О раке любой локализации даже и не говорю. При малейшем подозрении необходимо обследоваться у онколога. И никаких знахарей!

Стоп! Нельзя объять необъятное.

3. Тренировка резервов должна быть разумной. Это значит постепенная, но упорная. Например, в упражнениях, беге или даже ходьбе ежедневно можно прибавлять от 3 до 5 % от достигнутого уровня (числа движений, скорости и расстояний), причем надо учитывать возраст и надежность исходного здоровья. Это же касается закаливания, загорания и даже работы.

«Если сказать о сути тренировки — то это режим ограничений и нагрузок (РОН, как теперь любят сокращать). Это мой конек. Впрочем, ничего оригинального я не придумал.

Три главных пункта. Первый — пищевой рацион с минимум жиров, 300 г овощей и фруктов ежедневно, и чтобы масса тела была меньше цифры рост минус 100.

Второй — физкультура. Тут дело посложнее. Она всем нужна, а детям и старикам — особенно. Поскольку теперь на работе почти никто физически не напрягается, то по идее для приличного здоровья нужно бы заниматься по часу в день. Но не хватает для этого характера у нормального постсоветского человека. Поэтому хотя бы 20— 30 мин гимнастики, это примерно 1000 движений, лучше с гантелями по 2—5 кг. В качестве добавления к физкультуре желательно выделять участок для ходьбы, по пути на работу и обратно, по одному километру.

Третий пункт, пожалуй, самый трудный: управление психикой. Учитесь властвовать собой! Но, ох как это трудно! Рецептов много, вплоть до медитации. Описывать их я не буду.

4. Каждый должен примерно знать крепость своего здоровья. Это — кровяное давление, частота пульса, уровни гемоглобина в крови, степень одышки при физической нагрузке, функциональное состояние желудка и кишечника, отсутствие симптомов со стороны венечных сосудов, печени, почек. То же и о нервной системе: головная боль, головокружение. О мелочах не говорю — спина, суставы. Прошлые болезни преувеличивать не стоит: когда прошло 5—10 лет, то организм уже все скомпенсировал. Но знать о них нужно.

5. Если ты молод — до 60 — и описанных симптомов нет, то не следует при малейшем недомогании бежать в поликлинику. Как уже говорил, наши врачи не доверяют природе, нацелены на лекарства и покой. Бойтесь попасть к ним в плен! Найдут болезни и убедят: «Отдыхать и лечиться!»

Конечно, превозмогать болезнь нужно в меру. То есть наблюдать за собой, жить спокойно и ждать 5—7 дней. Можно принять 1—2 таблетки аспирина, они еще никому не повредили.

В организме есть мощные защитные силы — иммунная система, механизмы компенсации. Они сработают, нужно дать им немного времени. Имейте в виду, что большинство легких болезней проходят сами, докторские снадобья только сопутствуют естественному выздоровлению. Вам говорят: «Вылечили!», а вы и верите: «Хороший доктор!»

Однако я не считаю, как некоторые натуропаты, что все химические лекарства — яды, а полезны только травки. Вредных лекарств не бывает, за этим следят специалисты. Но все же лучше их избегать. Хотя бы из опасения аллергий.

6. Выбор врача — неразрешимая проблема для нашего человека. То есть самого выбора просто нет — есть участковый доктор, а в больнице — палатный ординатор, вот с ним и находи общий язык. Хорошо, если повезет, а если нет — то будет у вас врач для больничного листка и направлений к консультантам. Такую систему можно поломать уже сейчас, при бесплатной медицинской помощи: нужно предоставить гражданам выбор — к кому прикрепиться в поликлинике. Я это видел в ЧССР еще в конце 60-х. Врач, к которому много желающих, получал больше денег, а у кого остается мало пациентов, соответственно меньше. Непросто это организовать, но можно. Наши администраторы не хотят пошевелиться: назначен врач, молчи и не рыпайся: «Он имеет диплом».

Зато если уж посчастливилось попасть к хорошему доктору, берегите его, зря не беспокойте. Советский термин «обязан» для домашнего врача не подходит. Кофе его поите и подарки делайте в скромных пределах. А если возможностей таких нет, то хотя бы будьте человеком. Помните, что врач — это больше, чем просто специалист. Это не сантехник. Указания доктора выполняйте… в меру вашего разумения. И не требуйте от него лекарств, о которых от соседок узнали. Повторюсь: лекарств нужно пить меньше. Например, теперь вошли в моду капельницы, уже не только в больнице, но и на дому. Так вот: глупости это, мода, не просите. Одно дело в реанимации нужна «тяжелая артиллерия», другое — дома. Разные показания.

Впрочем, лучше я здесь остановлюсь: отношения пациентов и врачей — тонкая материя. Часто, к сожалению, те и другие недовольны. В этом издержки человеческой — эгоистической — психики. Когда разбогатеем, деньги облегчат положение. Ждать вот только долго. Еще одно: не надейтесь, что домашний доктор вам РОН (!) назначит, он этому не обучен. Хотите стать здоровым — придется самому рисковать. То есть, с питанием вопросов нет — голод всегда полезен, как табак — вреден. С физкультурой хуже. Можно и перебрать. Но тоже не надо бояться, если соблюдать постепенность наращивания нагрузок. Плохо не то, что врач упражнения не назначил, плохо, когда он их запрещает. Тут уж ничего не посоветую: он боится. «Не навреди» — священная заповедь врача, еще от Гиппократа.

Что сказать в заключение? Чтобы быть здоровым, нужна сила характера.

Как слабому человеку найти оптимум поведения в треугольнике болезни — врачи — упражнения? Мой совет — выбирать последнее — упражнения и ограничения. По крайней мере — стараться. Поверьте — окупится!

Впрочем — каждый хозяин своей судьбы.

ЭКСПЕРИМЕНТ ПО ОМОЛОЖЕНИЮ

В дополнение ко всему написанному, я приведу отчет об эксперименте по омоложению с помощью больших физических нагрузок. В нем выражена вся моя философия здоровья.

Поводом для эксперимента послужила моя старость. Осенью 1992 г. я перестал оперировать. Умер больной, и я решил, что негоже старику под 80 вшивать клапаны в сердце. Права не имею. Даже если не виноват в смерти, все равно, думается, что молодой сделал бы лучше. Переходить на простые операции не хотел. Хватит! 53 года оперировал, из них 35 — на сердце. Директорство в институте оставил четырьмя годами раньше. Казалось, что и без хирургии достаточно дел — пиши книги по медицине, психологии, социологии, даже беллетристику. Опыт уже был.

Ан — нет. Другие дела были хороши, когда я делал операции.

Заскучал. И через полгода почувствовал, что старею. Я ничего не менял в своем режиме и казалось, что веку мне не будет. Несмотря на дефектное сердце: небольшой аортальный стеноз и полная блокада (возможно от кардиосклероза). Тем более, что стимулятор только что сменили: фирма «Интер-медикс» подарила чудный аппарат и он отлично работал. Тем не менее убавились силы, «заржавели» суставы, отяжелело тело, стало шатать при ходьбе. Впечатление такое, как будто устал после тяжелой работы. Сначала даже не понимал, что это — старость. И тогда я решил побороться. Начал читать, думать, а потом и действовать. Краткое изложение всего этого представлено ниже.

Но сначала несколько фраз о старении. В генах закодированы программы обмена, роста, развития, размножения, воспитания детей и стадного поведения. Они направлены на сохранение особи, сообщества и улучшение вида. Программы реализуются через конкретные функции клеток органов. В каждой программе имеется механизм обратной связи со средой и другими программами. Гены, действующие в клетках нервной и эндокринной систем, формируют потребности, осознаваемые в виде чувств, которые управляют телом и психикой, преодолевая сопротивление среды и тренируя мышцы.

Ведущей программой является выживание индивида — питание и защита. Она функционирует до смерти. Программа размножения стоит на втором месте, но она действует циклически и в определенные периоды цикла становится главной.

У животных существует баланс среды, программы размножения и пределов приспособления, определяющих выживание и продолжительность жизни. Когда размножение заканчивается, потребности и мотивы для напряжения и тренировки уменьшаются, животное слабеет, не может добывать себе пищу, обеспечивать безопасность и погибает.

У современного человека эта закономерность нарушена: общество обеспечивает выживание даже генетически неполноценным, а через помощь и технику удлиняет жизнь далеко за пределы периода размножения. Однако старость все равно настигает людей в определенный срок, который зависит от условий и образа жизни, а также генов. Итак, исчерпание программы размножения является главной причиной старения.

Второй причиной, ускоряющей запрограммированное старение, является накопление «помех» в виде отложения в клетках неактивных и вредных веществ в количествах, зависящих от среды обитания и поведения индивида. Это продукты жизнедеятельности микробов и химии, но также и результат неразумного питания или неадекватных нагрузок. Сюда же относятся ошибки синтеза белков. Геронтологи нашли целый ряд вредных веществ и даже построили гипотезы старения, его профилактики и лечения. Помехи приводят к болезням, укорачивающим жизнь. Известно, что большинство стариков умирают не от старости, а от болезней.

Третьей причиной является детренированность мышц и следующее за этим ослабление функций внутренних органов, а также нервной и эндокринной систем. Детренированность развивается вследствие запрограммированного уменьшения потребностей, а значит и мотивов к напряжению, при сокращении объема физического труда (внедрение новой техники) и даже вследствие мер социальной защиты. Например, при переводе на пенсию.

Итак, старение является результатом исчерпания программы размножения и действия физической среды, создающей помехи. В результате уменьшается дееспособность индивида, общество отвечает сокращением «платы за труд». Это детренирует организм и еще уменьшает дееспособность. Так возникает порочный круг, ускоряющий старение, приводящий к болезням и смерти.

У животных примерно так и происходит. И у людей — в среднем — также, только медленнее. Богатое общество на много лет продлевает период старости, обеспечивая жизнь немощному гражданину. Бедное общество имеет меньше возможностей. Совсем вырваться из этого круга нельзя, но стоит попытаться продлить достойную жизнь. На это и направлен мой эксперимент.

Идея его состоит в том, чтобы разорвать порочный круг связи старения и детренированности, возникающий в результате возрастного уменьшения потребностей, возможностей и стимулов к труду со стороны общества. Сделать это можно волевыми интенсивными физическими упражнениями или соответствующим продуктивным трудом. Таким путем можно повысить тренированность мышц, функций внутренних органов и тонус психики, то есть общий уровень здоровья. Это отразится на отношениях с обществом и позволит продлить активную жизнь на 5, а может и на 10 лет. Однако, есть несколько важных обстоятельств, охлаждающих энтузиазм изобретателя идеи. Вот они.

Истинного омоложения не произойдет. Программа не отменяется, просто искусственная тренировка замедляет старение, разрывая порочные обратные свяаи. Задача эксперимента — выяснить масштабы замедления.

Омоложение не распространится на все функции, по той причине, что удельный вес детренированности в механизмах старения разных органов и функций совершенно различен. Есть функции где «программа» является главным фактором и тренировка их не остановит. Эксперимент должен их определить.

Физические нагрузки для омоложения должны быть значительные. Думаю, что нужно ориентироваться на далеких предков и обезьян. Они ходили и бегали по 10—12 ч в день, что соответствует примерно 3000—3500 ккал, на 1000 ккал больше, чем в условиях покоя. Столько энергии тратит рабочий, который занят физическим трудом средней тяжести.

Не так просто найти мотивы для такой физкультуры. Хорошо, если есть земельный участок — он дает полезную нагрузку на лето. А если нет, то требуется бег и несколько часов гимнастики с гантелями. То есть 3 ч настоящей физической работы.

Есть два источника мотивов: биологические потребности и «убеждения» — продукт воспитания и собственного творчества. Убеждения слабее потребностей, но постоянно «подпитываются» обществом, в значительной степени подчиняясь моде.

Если обобщить потребности, чувства и действия человека, то для них характерны три направления: для себя, для общества, для интереса. Старые и молодые оценивают их по-разному.

Первое направление: эгоистические чувства включают удовольствия от самого бытия со знаком плюс и непри-

ятности от болезней — со знаком минус. Для молодых значимость болезней и здоровья невелика, а для пожилых они очень важны. Хорошо хотя бы не болеть, но нет сил для упражнений, даже ради спасения жизни, особенно если уже потеряны здоровье, вера и воля.

Второе направление замыкается на общество: удовольствие от общения, престижа, любви, успехов — для этого можно напрягаться, если получаешь отдачу — «плату». У стариков общественные потребности держатся долго, но силы уменьшаются и общество охотно списывает их на пенсию, переставая платить вниманием за их усилия удержаться «на плаву». Старик адаптируется к потерям, и постепенно его притязания ограничиваются семьей. Мотивов для физкультуры явно мало.

Третье направление предусматривает высокий уровень интеллекта. Тоща человек получает удовольствие от интересной информации и творчества. При сохранении некоторого минимума сил, они могут стать стимулом для усилий, даже если все другие потребности увяли.

Эксперимент должен определить пределы эффективности и поискать пути снижения «цены», то есть нагрузок, до приемлемого уровня.

Перечислю пункты первоначальной методики.

1. Физкультура: 5 км утреннего бега «трусцой» (скорость 6 км/ч). Два-три сеанса гимнастики по 40—60 мин, перед телевизором или под радио. В сумме это составит 2500 движений с двумя гантелями по 5 кг (5 упражнений для позвоночника и рук по 500 движений). Кроме того, еще 1000 движений без гантелей, но в очень быстром темпе — это комплекс, который я делаю почти 40 лет). Я добавил 200 подскоков на одной ноге и еще ряд упражнений для кистей рук. В сумме набирается изрядная потеря времени. На отработку упражнений ушло около 2 мес. Когда втянулся, они не кажутся трудными.

2. Система питания не изменялась. Следует отказаться от сливочного масла и сала, ограничить потребление мяса (50—70 г). Рекомендуется ежедневно съедать 300 г сырых овощей и фруктов, растительное масло — 1—2 столовые ложки. Утренний кофе заваривать на 0,5 л молока, сахар по вкусу. До эксперимента пищу я немного ограничивал, смотрел по массе тела (52—55 кг при росте 168 см). Теперь ем досыта, но аппетит не прибавился и масса тела не изменилась. Поскольку мышцы немножко увеличились в объеме, то подкожный жир почти исчез (складка кожи 2—3 мм).

3. Считаю важным упомянуть о дыхании. Я последователь К.П. Бутейко: дышать нужно меньше («недодыхивать»), чтобы поддерживать повышенное содержание углекислоты в крови. Она расширяет сосуды, устраняет спазмы (венечных сосудов, бронхов, желудка) и облегчает засыпание.

Результаты. Эксперимент начат в апреле 1994 г. С тех пор прошло 3 года. Срок слишком мал для окончательных суждений, но достаточный, чтобы исключить самовнушение.

Пожалуй, могу сказать: омоложение возможно. Конечно, это не обратная «раскрутка» программы старения, а всего лишь тренировка, но не только мышц, но и мозга и внутренних органов. Видимо, можно разорвать или хотя бы затормозить порочные обратные связи от детренированности.

Назову предварительные итоги.

1. Болезней не было, если не считать одну неделю гриппа. Легкие приступы стенокардии, которые появились раньше, исчезли. Это не означает, что они не вернутся, но пока их нет. К сожалению, на 3-м году эксперимента ухудшилась работа сердца, оно увеличилось в объеме и я был вынужден заменить бег хотьбой.

2. В общем, я чувствую себя здоровым, но к сожалению — не молодым. Остались признаки старости в двигательной сфере: ощущение скованности и инерционности при переходе от покоя к движению, небольшие нарушения координации, нет твердости в походке, особенно в темноте и на морозе. Однако по сравнению с исходным состоянием есть несомненный прогресс.

Ухудшение памяти на имена и ближайшие события было и осталось, так же как и ослабление слуха. Надеяться на улучшение не приходится.

Описывать функции органов нет смысла: все нормально. Артерии проверены, хорошие, особенно важны шейные, идущие к мозгу. Склероза нет. Стимулятор сердца исправно регулирует частоту пульса от 70 до 130 в 1 мин. Артериальное давление 110/70 мм рт.ст. Все анализы нормальные.

Рекомендации пожилым. Сорок лет назад боль в спине побудила меня выработать свой «режим ограничений и нагрузок». Он не уберег от кардиосклероза, блокады сердца и стимулятора, но позволил оперировать до 79 лет и чувствовать себя здоровым. Теперь я приобрел новый опыт и могу внести дополнения к режиму с учетом возраста. Вот они.

После 40 лет всем необходимы физкультура и ограничения в пище (то есть нужно бы с самого рождения, но можно жить и без режима). Суть режима: гимнастика — 1000 движений, бег — 2—3 км или быстрая ходьба — 5 км. Ограничения в питании, масса тела должна быть «рост минус 100». Теперь я бы добавил к гимнастике гантели.

Так можно продолжать и до пенсии или до прекращения работы, а если есть полезный домашний труд, то и дольше.

Когда труда нет, а интерес к жизни и сила воли остались, тогда самое время увеличивать нагрузку: прибавлять бег и утяжелять гимнастику гантелями. На сколько — я пока сказать не могу, но в 2 раза — наверняка. Нужно «отработать» на упражнениях хотя бы 800 ккал.

Думаю, что нет нужды говорить — до какого возраста следует пытаться «омолаживаться». Старость сама подскажет: пока есть ум, желания и воля — будут и мотивы для нагрузок. Иссякнут они — значит и не нужно напрягаться, пусть все идет по воле судьбы.

Что касается меня самого, то я собираюсь продолжать эксперимент. Прошедшие годы еще не позволяют сделать окончательные выводы. Твердой уверенности в успехе еще нет, не исключены и поздние осложнения. Возможно, что взятые нагрузки избыточны и можно обойтись меньшими, сэкономив время. Неясно, как поведет себя программа старения, каковы будут темпы нарушений различных функций. Больше всего меня беспокоят возможные неприятности со стороны больного сердца. Стимулятор и порок аортального клапана сидят в груди, как неразорвавшаяся бомба. Но я тщательно слежу за ними. Если функциональные показатели будут ухудшаться, нагрузки придется еще уменьшить.

Странное положение: как ученому, мне хочется скорее получить результаты, а как человеку с одной единственной жизнью — продлить изучение как можно дольше. В общем, эксперимент продолжается: есть кролик —Я, есть научный сотрудник —Я, есть лаборатории в институтах. Материала хватит до конца дней. Только бы хватило мотивов.

Приложение

Некоторые таблицы из книги К. Купера “Новая аэроби­ка” (М., 1976).ёё

ПРОГРАММА ХОДЬБЫ

Таблица 1

Неподготовленные начинающие

Неделя Дистанция
в километрах
Время в минутах Частота в неделю Очки за педеля
1 1,6 17,30 5 5
2 1,6 15,30 5 5
3 1,6 14,15 5 10
4 1,6 14,00 5 10
5 2,4 21,40 5 15
6 2,4 21,15 5 15

После завершения этой программы занимайтесь по программе, предназначенной для 1-й степени подготовлен­ности.

Таблица 2

Степень подготовленности 1

(меньше 1,5 километра в 12-минутном тесте)

Неделя Дистанция в километрах Время в минутах Частота в неделю Очки за неделю
7 2,4 21,00 5 15
8 3,2 28,45 5 20
9 3,2 28,30 5 20
10 3,2 28,00 5 20
11 3,2 и 4,0 28,00
35,30
3
2
22
12 4,0 и 4,8 35,00
43,15
3
2
27
13 4,0 и 4,8 34,45
43,00
3
2
27
14 4,0 и 4,8 34,30
42,30
3
2
27
15 4,8 42,30 5 30
16 6,4 56,30 3 33

Завершив программу ходьбы, выберите в табл.7 одну из программ, рассчитанных на 30 очков в неделю, или согласуйте свою собственную программу с таблицей 10.

ПРОГРАММА БЕГА

Таблица 3

Неподготовленные начинающие

Неделя Дистанция в километрах Время в минутах Частота в неделю Очки за неделю
1 1,6 17,30 5 5
2 1,6 15,30 5 5
3 1,6 14,15 5 10
4 1,6 13,30 5 10
5 1,6 11,45 5 15
6 1,6 11,15 5 15

Начинайте программу с ходьбы. Затем следуют ходьба и бег. И только потом чистый бег. В случае необходимости можете вносить изменения в таблицу и бежать медленнее, чем предусмотрено.

После завершения программы для неподготовленных начинающих продолжайте занятия по программе, предус­мотренной для 1-й степени подготовленности.

Таблица 4

Степень подготовленности

(меньше 1,5 километра в 12-минутном тесте)

Неделя Дистанция в километрах Время в минутах Частота в неделю Очки за неделю
7 2,4 19,30 5 15
8 2,4 18,30 5 15
9 2,4 17,30 4 18
10 1,6 и 2,4 10,00
16,30
2
3
19,5
11 1,6 и 2,4 9,30
15,30
3
2
21
12 1,6 и 2,4 9,00
14,30
3
2
24
13 1,6 и 2,4 8,30
14,00
3
2
24
14 1,6 и 3,2 8,15
19,30
3
2
30
15 1,6 и 2,4
и 4,0
8,00
12,55
22,30
2
2
1
31,5
16 1,6 и 2,4
и 3,2
8,00
12,25
18,30
1
2
2
34

После завершения программы бега для степеней под­готовленности 1, 2 и 3 подберите одну из программ, рассчи­танных на 30 очков в неделю (табл. 7), или согласуйте свою собственную программу с табл. 10.

ПРОГРАММА БЕГА НА МЕСТЕ

Таблица 5

Неподготовленные начинающие

Неделя Продолжи
тельность в минутах
Количество шагов в минуту Частота в неделю Очки за неделю
1 2,30 70‑80 5 4
2 2,30 70‑80 5 4
3 5,00 70‑80 5 7,5
4 5,00 70‑80 5 7,5
5 7.30 70‑80 5 11,25
6 7.30 70‑80 5 11,25

После завершения программы для неподготовленных начинающих продолжайте занятия по программе, предус­мотренной для 1-й степени подготовленности.

Таблица 8

Программа ходьбы „Б», рекомендованная пациентам врачей-кардиологов (степень заболевания — умеренная)

Неделя Дистанция километрах Время в минутах Частота в неделю Очки за неделю
1-2 1,6 24.00 5
3-4 1,6 20.00 5
5-6 1,6 18.00 5 5
7-8 1,6 16.00 5 5
9-10 2,4 25.00 5 7,5
11-12 2,4 24.00 5 7,5
13-14 3,2 33.00 5 10
15-16 3,2 32.00 5 10
17-18 2,4
4,0
23.00
40.00
2
3
10,5
19-20 2,4
4,8
22.30
47.00
2
3
12
21-22 4,0
5,6
38.00
54.00
2
3
15,5
23-24 4,0
4,8
36.00
44.00
3
2
21
25-26 4,8
6,4
43.15
61.00
3
2
26
27-28 4,8
6,4
43.15
60.00
3
2
26
29-30 4,8 43.00 5 30
31-32 3,4 57.45 3 33